Category: театр

Category was added automatically. Read all entries about "театр".

Декоратор

Актер, который должен был играть Ромео, очень волновался перед премьерой и постоянно репетировал сцену приема яда. Яды были в свободной продаже в буфете и поэтому немудрено, что Ромео ушел в тяжелый запой.
Джульета знала роль назубок, но ее гражданский муж был жутким ревнивцем, которые презирал любое искусство. Зато очень сильно любил бокс. И поэтому немудрено, что за неделю до премьеры на лице Джульеты ярким синим цветом расцвели два фингала. Причем синяки таких размеров и такой цветовой гаммы, что гримерша на всякий случай купила эмалевой краски в хозмаге.
Назначить на роли Тибальта и Меркуцио двух, неспособных терпеть друг друга человек, возможно, было мудрым решением с точки зрения достижения естественности эмоций при игре актеров. Но было категорически неправильным с точки зрения следования сюжету. Потому что от репетиции к репетиции, поединок этих двух персонажей становился все более яростным и протяженным. И исход поединка становился все более и более непредсказуемым. Смертельно ранить могли и Меркуцио, и Тибальта с абсолютно одинаковой вероятностью. Единственное, что немного спасало ситуацию, это то, что находящемуся в постоянной нирване, Ромео было абсолютно все равно за кем из этих двух типов с яростью гнаться и кого убивать. Поэтому сюжет всегда более-менее возвращался в привычное русло.
Размышления обо всем не давали сосредоточиться директору театра на разговоре с человеком, нанимающимся на работу.
- На какую работу в нашем театре вы претендуете? – рассеянно спросил директор. – Сразу скажу – актеры нам не нужны. Даже гениальные. Даже прирожденные. Даже удивительно талантливые.
- Актером я не хочу. – не поднимая глаз отвечал соискатель на работу. – Глупо создавать картинку, которую сам не можешь увидеть.
- Да-да. – глядя в окно сказал директор. – Осветители нам тоже не нужны.
- Нет. Освещать чужую картинку – мне тоже не хочется. – покачал головой соискатель. – Я хочу свою создавать. Я могу быть художником.
- Рабочий сцены. – огласил приговор директор. – А потом посмотрим.
- А что надо будет делать? – спросил соискатель.
- Собирать декорации. Принести, унести. Перенести. Поднять тяжелое. – пояснил директор. – Это тоже в какой-то мере творчество. Создать иллюзию о
- Я согласен. – кивнул соискатель. – Можно прямо сейчас приступать?
- Конечно. – кивнул директор. – Идите. Там на сцене вам скажут... И чтоб не пить там, ясно?
В любой другой момент директор подумал бы о том, что когда человек не интересуется зарплатой – это немного странно. Но директор поставил три тысячи на Тибальта против Меркуцио в сегодняшней репетиции и не мог думать ни о чем другом.
Тибальт одержал убедительную победу в двухчасовой бешенной рубке. Тибальт, крича «Господи, какой страшный несчастный случай на репетиции», уже готовился перерезать Меркуцио горло, но тут в бой вступил Ромео, которому уже давно было пора репетировать сцену приема яда. И только это спасло Меркуцио жизнь и сбило пыл с Тибальта. Директор счастливо хохотал и хлопал в ладоши. Режиссер, поставивший на Меркуцио, был крайне недоволен и устроил разнос всей труппе.
За этими милыми хлопотами и пролетел практически весь день. О новом работнике директор вспомнил только когда встретил его уже при выходе из театра.
- Ну как вы? Освоились? Вот и чудно! – скороговоркой пропел директор и попытался прошмыгнуть мимо.
- У меня к Вам просьба есть небольшая. – остановил его новый рабочий.
- Аванса не даем. – быстро сказал директор.
- Нет. Я не об этом. А можно я ночью поработаю? – спросил рабочий.
- Сверхурочных тоже не платим. – отбил директор.
- Я не за деньги. – смутился рабочий. – Мы там декорации почти поставили. Хотел поправить немного. Чтоб красиво было. Я по ночам лучше работаю. Можно?
- Нуу.. Можно, наверное. – согласился директор. – Скажите там, что я разрешил.
- Спасибо. – просиял рабочий и пошел обратно в зал.
«Выслуживается. Или ночевать негде просто.» - подумал директор и быстрым шагом двинулся к ужину, дивану, телевизору.
Если мир вдруг собирается грянуть индивидууму со всем дури по ушам, он сначала пытается как-то его задобрить и одарить всякими мелкими приятностями, типа ошибившегося не в свою пользу продавца или многообещающей улыбки симпатичной соседки по подъезду. Директору театра в этот вечер мир отсыпал щедрой пригоршней: мантов на ужин, заранее выброшенный мусор, разрешения полежать на всем диване, спокойный сон, омлет на завтрак и легкой дороги к месту работы. У театра мир разрешил покурить, размахнулся широко и выдал по полной.
- Как хорошо, что вы здесь! – выбежала из театра администратор. – Идите и посмотрите! Спектакль сорван! Спектакля не будет.
- Ромео? Джульетта? – предположил директор.
- Декорации! – выпучила глаза администратор. – Он сказал, что вы разрешили ему работать! Теперь спектакля не будет!
- Он испортил декорации? – не поверил директор. – Хуже они не могли стать. Хуже просто не бывает. Зачем эта паника.
- Он не испортил.... Вам лучше самому посмотреть. – администратор ухватилась за руку и потащила директора в зал.
- Какая прелесть! – ахнул директор. – Это же Верона!
На заднике была изображена самая настоящая Верона. И с задника она потихонечку переходила на сцену.
- Он гений! Гений! – радостно прокричал директор. – Поздравляю вас господа! У нас в первый раз самые настоящие декорации! Как реалистично нарисован задник! Перехода почти незаметно! Он просто гений! Что это за вонь, кстати? У нас опять прорвало канализацию?
- Это запахи Вероны! – сказала Джульетта. – Для полной реалистичности. У них тогда канализации не было. Они на улицу лили все.
- Нет, но каков задник! – восторгался директор уже со сцены. – Даже отсюда – никогда не скажешь, что это нарисовано.
- У нас нет задника. – сообщил один из рабочих сцены. – У нас – Верона.
Он ступил на каменную брусчатку и пошел по улице.
- Это самая настоящая Верона! – прокричал он отойдя на квартал. – Идите сюда!
- Теперь вы понимаете о чем я, понимаете? – защебетала администратор. – Вы понимаете?
Директор отмахнулся от нее и тоже шагнул на улицу. Он подошел к дому и прикоснулся к стене.
- Все самое что ни есть настоящее. – сказал рабочий сцены появляясь из-за угла. – Улица идет вниз. Там мост какой-то. Я погулял немного с утра. Можно заблудиться, кстати.
- Как он это сделал, а? – директор отследил полет какой-то птицы. – Это же...
- Это портал! – сказала Джульетта. – Я про такое читала! Это портал в Верону. В настоящую!
- Дура. – не одобрил Ромео. – В настоящей должны быть люди. А здесь их нет.
- Сам дурак! Здесь были люди! – возразила Джульетта. – Здесь воняет – значит люди здесь были!
- Ну и куда они все делись? И куда делся новый рабочий сцены? – спросил директор.
- Не знаю. Но вы совершенно напрасно смотрите на это с одной стороны! – на улице появился дежурный электрик. – Я вот решил зайти с другой стороны и посмотреть из чего сделан этот задник.
- И что там? – спросил директор.
- А вы прислушайтесь. – сказал электрик.
Откуда-то издалека доносились овации и крики «Браво».
- С другой стороны наш театр. Только в нем люди и они какой-то спектакль смотрят. Я не стал туда выходить. Подумал – вот еще шаг и окажусь на сцене.
- Погоди, погоди...А почему мы видим тогда сцену с которой мы пришли? Неувязочка. – сказал директор.
- Я сильно пьющий электрик, а не академик наук. – резонно заметил электрик. – Откуда мне знать-то?
- Где этот новый рабочий сцены? Где он? Он-то точно знает, что происходит! – закричал директор. – Найдите его!
- Где его найдешь-то? Верона большая. – возразил Ромео, прикладываясь к фляжке с ядом.
- Я кажется знаю. – сказал работник сцены. – И куда люди из Вероны делись – тоже знаю.
- Ну? Не томите! – вскинулся директор.
- По-моему он устроился в местный театр. – сказал рабочий сцены. – Я тут афишку сорвал.
И протянул какой-то холст. На холсте были изображены Марс и Венера и над этим всем красовалась надпись «Divina Commedia».
- Божественная комедия. – перевел директор. – А причем здесь наш новый работник?
Рабочий сцены, вместо ответа, протянул руку и погладил нарисованную Венеру чуть пониже спины. Венера взвизгнула и хлопнула рабочего по пальцу.
- Видимо на заднике декорации к раю рисовал. – добавил рабочий сцены.


Оригинал этой записи находится на Frumich.com

История вопроса.

"Под свист и улюлюканье привратника они вышли из сада. «И чтоб духу вашего тут не было!» - донеслось прощальное напутствие.
- И чего дальше? – спросила Она.
- Не знаю! Теперь не знаю! – раздраженно ответил Он.
- Ты тон свой поумерь, поумерь! – парировала она – Не надо сейчас, по обыкновению своему, меня во всем виноватой выставлять! Не надо!
- А кто виноват? – взорвался Он – Попробуй, витамины...
- Не хотел бы - не пробовал бы! Нечего на меня все валить! – заплакала она
- Оба виноваты. – сплюнул Он - Ну и чего теперь делать?
- Кто здесь мужчина – я или ты? – ехидно спросила Она.
- Ну это... Пойдем... – решил Он – Пойдем поедим где-то?
- Не могу! – сказала Она – Мне нечего надеть! "

Адам и Ева. Изгнание из Эдемского сада.

Именно тогда и родилась извечная Проблема всех женщин.
Один из основополагающих признаков Настоящей Женщины – Ей всегда нечего надеть.
Куда бы вы ни собирались вдвоем – в театр, ресторан, пиццерию, кидать уголь в топку паровоза, грабить почтовые дилиджансы - ей нечего надеть.
Для того, чтобы мужику найти в шкафу свою вторую пару джинс ,надо АККУРАТНО!! выложить из шкафа до 5-6 кг женской одежды, вынуть джинсы и обратно сложить АККУРАТНО 5-6 кг женской одежды, но, если даже вы идете просто погулять по улице – нечего надеть именно женщине. Не нужно пытаться это понять – эт нужно просто запомнить.
Это никак не связано с вашей покупательской способностью или желанием-нежеланием покупать одежду. Это просто перманентно существующая проблема.
Так же как и вы, наиизвестнейший кутюрье, полностью готовый к походу в театр, с тоской оглядывает заваленную платьями комнату и выслушивает от своей половины протяжный стон «Тебе хорошооо! Мне не в чем идти!»...

- Милая, поедем на море-на пикник-в футбол поиграем?
- Поедем! Ура! (и дальше тоскливо) Но у меня нет купальника-шорт-новых бутс.
Если слышится: "- Милая, поедем на пляж? - Поедем." и никакого стона по поводу купальника – это пара нудистов.
Поход в магазин не решает проблему.
Мужчине в этом плане легче.
Мужчина купил себе рубашку, заправил ее в купленные 5 лет назад брюки, накремил туфли, купленные к свадьбе – и он наряден и красив как бог.
Женщину надо одеть с ног до головы, включая головной убор, обувь и белье, которое никто не увидит, но все имеющееся в наличии почему-то, каким-то магическим образом не подходит к обновкам и не носится вместе с ними. Да! И обязательно купить сумочку, потому что имеющиеся 5 по цвету не подходят к купленной одежде.
И вы думаете вы временно решили проблему? Дудки! Через неделю вас пригласят на день рождения и ей не в чем будет идти:
- Мы ж покупали!
- Я это уже надевала! Что я как эта самая буду в одном и том же ходить?
- Там куда мы идем – никто на тебе этого не видел.
- А вдруг мы будем фотографироваться? Я на фотографиях буду в одном и том же! Как эта самая...
Женщина, конечно, утверждает, что будь у нее немного больше одежды, она бы сняла эту проблему раз и навсегда, благодаря врожденному вкусу и умению комбинировать одежду, но это неправда и количество одежды, необходимое одной женщине, равное вышеупомянутому «немного больше» тщетно пытается произвести вся мировая легкая промышленность со времени ее основания.
Историки утверждают, что Жанна-Д-Арк не хотела идти на костер, потому как ей не в чем было идти. И только получив новое платье, она мужественно взошла на кучу хвороста. Миледи не давалась палачу пока не получила новые туфли, составляющие прелестный ансамбль с веревкой, которой ей связали руки.
Так что, уважаемые, проблема «Мне нечего надеть» вечна и относится к разряду неразрешимых.

- А чего эт ты, Фрум, занялся пережевыванием вполне очевидных вещей? - спросит меня Здравый Смысл.
- А того! – отвечу я – А чего они пишут «После свадьбы он уже крайне редко приглашает сходить в ресторан или в театр» и вменяют это в охладение чувств? До брака легко – пригласил, пошли, заплатил за съеденное и все. А после возникает извечное «Мне не в чем пойти» и перспектива угрохать половину семейного бюджета для того чтобы сходить попить кофе. Вот так вот!
- Да ты сгущаешь краски в своем гендерном шовинизме, Фрум! – гаркнет Здравый Смысл.
- Ага! – радостно соглашусь я – Зато в комментах может быть весело.

Как, как... А вот так!

Директору
Кишиневского взрослого кукольного театра,
по совместительству интим-салона "Я и ты"
ХХХХХХХ А.А.
от
дизайнера позорных грамот, строителя шеренги атакующих,
чемпиона по стрельбе из лука-порея, проектировщика баррикад,
пайщика олова и пьющего в терновнике Фрумыча.


З А Я В Л Е Н И Е

В связи с экстренной необходимостью спать до полудня, есть от пуза и пить до ж...
Нет, просто много пить...
И принимая во внимание тот факт, что последние 5 лет я постоянно нахожусь на гастролях, в долгосрочных коммандировках, на сцене и над сценой, под прицелами средств массовой информации...
Впрочем, не очень массовой. И даже не очень информации.
Но тем не менее, поскольку я практически круглосуточно нахожусь на пахоте и не в состоянии обеспечить себе полноценное то, что все вокруг называют отдыхом, прошу вас предоставить мне 14 календарных дней прогулов того, что вы называете работой.
А именно, с 17.07.06 по 30.07.06.
Обязуюсь набраться новых впечатлений, завести новые знакомства, поддержать старые связи, не прибегать к скорой помощи вендиспансеров и медвытрезвителей.
Обещаю не разглашать корпоративные тайны нашим конкурентам из других кукольных театров и интим-магазинов. Под страхом лишения меня веревочки от позвоночника обязуюсь выйти на работу не позднее 31.07.06

Дата: 14.07.06
Подпись: frumich

(c)dee_troy

Театр в этом сезоне начался с виселицы.

Бандиты вошли в раж и выбили зубы у пострадавшего. В углу Отелло душил уже пятую Дездемону. Дездемона хрипела и брыкалась. Уже десятая пара Ромео и Джульет, наглотавшись мышьяка, валилась бездыханной на пол. Волк давился , поедая бабушку и Красную Шапочку....
А Станиславский все кричал и кричал свое «Не верю!!!»

Мы йопнулись. Досадно это.

В суете дней мы треплемся ни о чем. Доколе? – спросят нас и будут совершенно правы. "Поныне" ответим мы и начнем говорить о Высоком. Итак – Арвидас Собонис!! Ой.. чего это мы? О высоком – это о театре. Театр Абсурда!! Говорят очень модная фишка. Обязательно обнаруживается кто-то из бомонда, который сидя в заплеванной пивной, начинает раскрывать глаза нетеатралам: «Традиционный театр отжил свое. Театр Абсурда рулит очень. Ибо неожиданность поворота и абстрактность сюжета заставляет зрителя нестандартно думать. Развиваться как Духовная Личность». Мы живенько представили себе сие высококультурное заведение.

Первая неожиданность – театр не начался с вешалки. Для нестандартности старая вешалка была изгнана из гарберобной. Протестует, конечно, женщина. Ну да что поделаешь – нестандартность нужна.

Потом сразу 4 антракта. Первый звонок был – пробежал выпускник со звонящей в колокольчик первоклашкой на руках, а потом сразу 4 антракта.
Зрителей сажают на сцене. На циновки. Позади работники театра в костюмах пожарников с опахалами в руках. Светооператор, болтаясь на канатах над зрительным залом, с привязанным к шахтерскому шлему мощным софитом, поет «Шоу маст шоу он».

Второй звонок – пробежал первокурсник с бьющей в рельсу молотком второклашкой на руках.
В зале декорации – колодец, скелет динозавра, разбитый редут с лопнувшей пушкой, избушка на курьих ножках и плетень с надписью «Великая Китайская Стена»

Выходит Ромео в костюме Робота Веретера.
Ромео (озираясь) - Твою мать... Где балкон? Откуда звать Джульету?
Кто-то из зрителей со сцены – Ослеп шоля? Вон жеж ложа!! Чем тебе не балкон?
Ромео (кланяясь) Спасибо, зритель. Я не мог увидеть – бо глаз мой поражен гуронами в боях под Халкин-Голом.
Кто-то из зрителей – гыгы))) Хорошо по голове не попали.
Ромео: Над шрамом шутит тот, кто не был ранен.

На балконе появляется Маресьев при орденах и на протезах.

Маресьев: Я ранен был. Че нада, парень?
Ромео (офигевая) Нормальный ход, а где Джульета?
Маресьев : Нету. Не завезли еще. Зайдите позже.
Ромео: Тут Капулетти проживают?
Маресьев Тут госпиталь. Давно. С войны.
А до войны... Не знаю кто жил.
Ромео Мужик, уйди. Иди лечись.
Чу... Слышатся шаги девичьи.
Джульета?

Герда: Кай? Ты здесь? Как слово «Вечность»? Собрал?

Военрук : Ромео первым в классе был в занятьях по разборке-сборке.
Ромео слава, орден и почет. Ромео – настоящий воин.

Ромео (строго) Вольно, капитан! Кругом и разойдитесь.
(к Герде) Гражданочка, вы кто?
Герда: Я –Герда. Я искала Кая. И где ж мой Кай??

Кай Юлий Цезарь (пояявляясь из-за кулис на колеснице в сопровождении конной когорты, которая ломится сквозь плотные ряды зрителей)
Кто звал? Какого рожна? Сегодня тут не мой спектакль.

Ромео: Мой зато!! Свалите все!! Кроме Джульеты.

(в зале выключается свет в полном мраке слышен мат легионеров, рыдания Герды, гогот Военрука)

Ромео (в темноте) – Осветитель тоже может остаться.

(включается свет, зрители любуются Гердой, гордо восседающей на скелете Динозавра)

Герда – Я – Галадриель, повелительница драконов, падите ниц и внемлите мне, смерды.
(Легионеры пинками помогают зрителям пасть ниц)
Ромео – А может согласитесь на Джульету?
Герда – О кей!! Одно ведь имя лишь твое - мне враг,
А ты - ведь это ты, а не Монтекки.

Ромео – Я – не Монтекки, я Чужой!! Сейчас я отложу здесь кокон!

Зрители в смятении начинают ломиться к выходу с криками «Чужой!!! Чужой!!», Легионеры тщетно пытаются багром снять Герду с динозавра.
Кай Юлий Цезарь, хватает военрука на руки и несет к выходу. Военрук звенит орденами и орет «Третий звонок!!». Ромео раскланивается.

- Это успех!!! Боже мой, какой успех!!! – плачет от радости режиссер, поднявшийся из-за редута...