Category: птицы

Category was added automatically. Read all entries about "птицы".

Арслонтандиливкак и здоровое питание

Арслонтандиливкак и...
Начало
Продолжение
Арслонтандиливкак и укрощение пальца
Арслонтандиливкак и педагогика
Арслонтандиливкак и сложная реальность
Арслонтандиливкак и тяга к Прекрасному
Арслонтандиливкак и одушевление
Арслонтандиливкак и яблоня
Арслонтандиливкак и Волшебная сказка
Арслонтандиливкак и Странная штука

Моральные и не очень сказки.
(серия бестолкового бреда, претендующего на сагу или даже на эпос. Претендующего, правда, на это звание в кругах людей, которые не совсем себе представляют, что такое эпос или сага )

Арслонтандиливкак и здоровое питание

Арслонтандиливкак, согласно обычному вечернему ритуалу, сидел на кухне и не хотел есть тушенные овощи. Тем более, что родителей не было дома и, как следствие, не было видимых побудительных причин поедать невыносимо противную, хоть и полезную донельзя, еду.

- В схватке полезных тушеных овощей и вредного бутерброда с колбасой убедительную победу одерживает... – Арслонтандиливкак выдержал необходимую паузу и выдал: - Буууууутеррррброооод! Побежденные овощи отправляются в мусорное... Нет! Особо вредные родители, в приступе подозрительности, могут заглянуть и в мусорное ведро, несмотря на кажущуюся интеллигентность и отсутствие скупости. Поэтому овощи отправятся в унииииииитааааз!!!

Арслонтандиливкак, довольный собой, ухватил тарелку с овощами и пошел было к туалету, но тут в клетке, установленной на холодильнике, очнулся от вечернего забытья попугай Гоша. Он захлопал крыльями, внимательно посмотрел на Арслонтандиливкака и внятно произнес маминым голосом:
- Овощи полезны для подростка! Ешь овощи, Арс.
- Неплохая попытка. – кивнул птице Арс. – Вся беда в том, что я знаю, что попугаи неосознанно повторяют за людьми. В том числе и любую глупость. Посему, птичка, овощи таки уйдут в унитаз.
- Застучу, Арс. Обязательно застучу. – часто-часто закивал Гоша. – А родители увидят, что хлеба и колбасы стало гораздо меньше. Так что – попадет тебе.
Арс отложил тарелку, снял клетку с холодильника и внимательно осмотрел попугая.
- Значит так. – рассуждал он вслух. – Это просто птица, которая повторяет за людьми. Сознания и дара речи у нее нет.
- У него. – поправил Гоша. – Самки вообще хуже говорят. Самки попугаев, я имею в виду.
- Иногда даже возникает видимость связной речи.. – упрямо продолжал Арслонтандиливкак. – Но это, несомненно, является случайным совпадением. Просто попугай удачно попадает репликами. Допустим, про овощи – это мамина фраза. Про самок попугая – папина... и не только папина....

Гоша щелкнул клювом и важно зашагал по пластиковой жердочке:
- Верно, Арс. Любой гость сначала спрашивает «Как зовут вашу птичку?», затем, выслушав имя Гоша, задает совершенно идиотский на мой взгляд вопрос «Это - он или она?». И уже потом вываливают все то, что они когда-либо слышали о попугаях. Включая ошибочную аксиому о том, что самки попугаев не говорят.
Collapse )

С кем поведешься

Вполне обыкновенный магазинчик спрятался во вполне обычной подворотне. В таких, обычно, продается минимум продуктов и есть возможность выпить стопарь сильно левой водки под минимум закуски. И носят они громкие названия «Семирамида», «Эдем», «Элита» или вообще «VIP».

- Интересно, этот как называется? «Гипермаркет» или «Праздник вкуса»? – попытался угадать Петрович и отправился читать табличку на дверях.
Оказалось, магазинчик имеет к продуктам такое же отношение, как Джордж Буш к поэзии Вийона.

«Попугаи со всего мира. Секонд-хэнд. Говорящие, мать их!» - интриговала и зазывала табличка на дверях, из-за которых слышался разноголосый гомон.
Петрович толкнул дверь и вошел в магазин.

- Где шлялся, скотина! Добро пожаловать! Дверь закрой! Кто там ходит? Вау! – в разнобой понеслось из клеток, которыми был заставлен магазин – Велком! Бон суар! Пришел – присаживайся!

Петрович малость оглох и подрастерялся от такого приема.
- Есть кто живой? – спросил он.
- Дуррак! – ответили три или четыре попугая хором.
- Я имею в виду – люди есть? – почему-то бросился оправдываться Петрович.
- Человек человеку – люпус ест! Что за люди, а?! Люююдиии! – заорали по клеткам.
- Цыц пернатые! Цыц! – донеслось из глубины магазина – Покупателя мне спугнете!
Collapse )

Проутюженность.

Как прекрасна ты, девушка в мятом батнике! Как трогательна!

Возможно, ты не смогла прогладить одежду, потому что стерва-соседка из общежития еще месяц назад одолжила утюг на часок. А сама не вернула. Смотрит нагло тебе в лицо и орет «Вернула я! Сразу же и вернула! Вспомни, кому отдавала после меня!».

Дескать, она - умница, все помнит и честная вся до спинного мозга. А ты – дура такая и не помнишь кому чего отдавала. А ты точно знаешь, что утюг не возвращался, а сказать соседке, чтоб она, тварь такая, не делала тут честного лица, а пошла и утюг нашла, не можешь. Потому как обидишь ее и заорет она так, что птицы со страху улетят навсегда из города.

И родителям сказать, что утюг куда-то делся, тоже не можешь. Потому как мама вздохнет и скажет «Господи! Когда ж ты уже повзрослеешь? За месяц утюг посеяла. Что ж за растяпа такая, а?». А отец брови нахмурит и выступит с речью о том, что пора за вещами следить. И что на утюг ему плевать (дескать цена ему – копейки), а возмущает его само отношение к вещам. И унесет его потихонечку к фразе «Копеечки за всю жизнь не заработала – вот и не бережешь ничего. Оттого и отношение такое.» А потом оба вздохнут и несчастное лицо сделают. В воспитательных целях. А наутро утюг в «Электротоварах» купят, да вручат торжественно. С напутствием «И этот гляди, потеряй, тетеря!». Вот и маешься без утюга. Потому как и одолжить не у кого. У кого есть – говорят, что нету совсем. А у кого не было никогда – говорят, что отдали кому-то. Вот и ходишь помятая вся. Бедная и несчастная.

А может ты всю ночь курсовую чертила. Вычерчивала линии всякие, буковки линеечкой замеряла. Чтоб дурак этот лысый не начал орать «Не по ГОСТ-у у вас тут. А ведь я говорил, что девушка инженером быть не может. Шла бы в филологический.» А под утро смотрило тебя, а будильник не сработал совсем. И бегала ты по комнате, недочерченное мучение свое в тубус запихивая, а гладить некогда было. Или утюг как раз вчера, соседка одолжила и не принесла. Напялила ты на себя вещь мятую, в зеркало глянула – «А! И так сойдет. Не видно почти.» А сама как на улицу, под другое освещение вышла – так видно оказалось. Еще как видно. Вот и едешь к дураку этому лысому, решая, что если чего, слезами покроешься и будешь ему канючить «Ну Игооорь Валентииинович.. Ну я всю нооочь чертила. Глаза вона красные, ненакрашенные. Погладить батник не успела даже. А меня из за вас не допускают. А вы поставьте, а я вам потом обязательно-преобязательно все начерчу-перечерчу-исправлю. Вот чесслово!». И знаешь ведь, что не выйдет, но все равно надеешься. Потому как мятая одежда – еще не повод надежду терять.

А может ты вчера на вечеринку ходила, и с непривычки да с голодухи наклюкалась там так, что слово «Кышь» даже по слогам произнести не могла. И отключилась там. Спала себе в ванной одетая, вот и помялась вся. А в тубусе у тебя бутылка пива болтается, потому как и здоровье поправить неплохо бы, и в корпусе, если из тубуса бутылку пива достать, мощный прикол получится. Все девчонки умрут со смеху и переговариваться будут восхищенно «Вот ведь раздолбайка!! С перегаром, помятая, в тубусе – пиво и в институт заявилась.» А лысый Игорь Валентинович скажет «Вот баба! Похлеще любого мужика будет!» и зачет влепит. Из расположения к тебе или чтоб остальных позлить.

А может ты просто - неряха, коза и нигилистка, веянием вермени по голове ударенная. Дескать - «А плевала я на вас всех!».
Тогда нифига ты не трогательна и не прекрасна. Смотреть даже противно. С будуна еще небось... Овца.

Морнинг уважаемые.

По натянутой струне капли сбегали в почти полную чашу...
- Ты встанешь или нет? Я должна третий раз тебя будить? Мне больше нечем заниматься с утра?
- Ты не должна, мама. Встаю я.
- Как ты разговариваешь с матерью? Вставай!
Кап.
- У нас сегодня дискотека? Или у нас сегодня съезд пижонов?
- Вы меня спрашиваете?
- Что ты?! Это я сам с собой разговариваю! Это же я заявился в школу одетый как представитель нетрадиционно ориентированных мальчиков!
- Это просто джинсы! А вот мальчики.. как раз в костюмчиках вроде вашего.
- Пошел вон!! И без родителей чтоб не было тебя!
Кап.
- Это общежитие и будьте любезны соблюдать правила!
- Это наша комната! Мы сделали в ней ремонт! Почему мы не можем в ней курить?!
- Ваша? Ну что ж. Завтра будет не ваша!
Кап.
- Вы наверняка успеете подучить к осени.
Кап.
- Ты просто неудачник! Я ухожу от тебя!
- Да ты ж и не приходила никогда!
- Пошел вон!
Кап.
- Ты испортил мне жизнь. Ты сделал меня несчастной. Боже мой, за что мне такое.
Кап.
- Вы должны были успеть к назначенному мной сроку! И где оно все? Вы хоть понимаете насколько вы некомпетенты? Почему приходится работать с бездарями?!
Кап.
- Да пошел ты! Ты никогда не был мне отцом! Так. Приходящий! Так что не твое дело выпил я или нет!
Кап.
- Что вылупился, мужик?! Сигарету попросили, а не посмотреть повнимательнее! Че не понял, каззел?!
Кап.
- А я вам говорю – пройдемте в отделение! Там разберемся! Там будет видно! Если не виноваты – сразу и отпустим!
Кап...Кап.. Кап.. И однажды струна лопнула и чаша перестала напоняться.

И тогда он вышел на улицу. В мир ярких красок, где все улыбались и пели что-то очень смешное. Пели все. Включая птиц и большегрузные автомобили.
- Все! Все поют с нами! – пели дворники – Тогда все будет хорошо. Все смеются!
- Смотри на нас – мы красивы! – пели красивые женщины – Мы станцуем тебе! Пристойно и не очень! Смотри!
- А дайте мне трубу! – хихикал ветер – Я сыграю на ней вам фаруку. То левую руку, то правую руку, то левую ногу, то правую ногу. Ей богу! – и сыграл на заводских трубах откуда валил оранжевый и красный дым.
- А смотрите как я умею! – закричал тополь и затрясся у танце, роняя листву – Все любят фанк! Let’s funk! Ain't it Funky Now?!
- Я сошел с ума! – захихикал человек – Еще только утро, а мне уже хорошо! Я правда сошел с ума!
- Я знаю! – засмеялся мир вокруг – Я тоже! С добрым утром! А теперь –танцы! Don't Let the Sun Catch You Cryin'!

Процесс написания грустного, осеннего поста романтически настроенной девочкой

Пошастал тут по дневникам всяким-разным. Очень удивился на сезонную депрессию романтически настроенных девочек. Потом понял, что настроение у них в норме. Они заставляют себя грустить. Живенько представился:

Процесс написания грустного, осеннего поста романтически настроенной девочкой

Вот тут сейчас будет задумчивый, грустный пост. Он будет обязательно. Скажу про дождь... Нет-нет... Про шепот дождя... Нет-нет. О том, что

«дождь нашептывает мне в ухо о том, как умирает лето. Шепотом так. Трагично. Так же трагично как незакрытая ширинка на принце Чарльзе, во время церемонии присвоения ему звания «Победителю соцсоревнования»...»

Хааа. Будь серьезной, а? Надо трагично! Что трагичного в незастегнутости Чарльза? Что осеннего? Опадает листва и у принцев все опало? Опало у принца державо и погрустнело едало... Хахахах..Дура, уймись! Хватит ржать! Гибель монархии? Хихихих. Монархия гибнет в незастегнутых местах королевских особ. Стой, дура! Про осень пиши!

«Осенний ветер тоскливо завывает»...

тхахахаха... в ширинке. Стоять! Это не команда – это пожелание фрагменту принца..
Убью щас! Так! Все! Принца – нафиг! И всю монархию тоже.
Должен быть грустный, осенний пост. Заунывные стихи какие-нибудь...Про птиц, например. Про зябликов. Хахахах. Дура, перестань ржать! Про зябликов – неправильно. Надо про бакланов.

«Бакланы шумною толпой, сидят и осень провожают. То пиво пьют, то все вздыхают, то тупо стеклотару бьют...»

Тхахах.. Мама дорогая.. Грустный пост... Успокойся. Смотри как надо

«Не в силах простится со мною, Последние птицы кричат На юге не будет покою....» тут еще строчку надо...
«На кого там на юге им срать?»

Прекрати ржать, коза гламурная!!!! Надо ж гламурненько.. Чтоб печально было...

«Осень. Листья облетают. Лес разделся... Это поэтично. Поэты любят осень. В лесу начался стриптиз. Возбужденные поэты совали лесу деньги в дупло... Лес в ответ на это сбрасывал все новые и новые листья. Пока на стволах не остался только мох. Поэты взвизгнули от восторга и...»

гааааа... незастегнутостью своей стали напоминать принца Чарльза... Да что ж такое-то, а? Что ж такое? Не получается... Эхххх. Пойдем по проторенной дороге:

«Осень наступила внезапно. Я не люблю осень, патамушта холодно и дождь всегда. А в голове еще лето. Вот вам моя летняя фотка с моря в купальнике. Эхх. Хорошие были времена. Еще целый год ждать лета.Я умерла на целый год.»

Чудеса.

- Твою, господа-бога-душу-мать! – Петрович выругался вслед окатившей его машине – Чтоб ты перевернулся!
Иномарка как-то странно вильнула и вдруг с грохотом перевернулась. И не абы как – через капот. На тротуаре заголосили прохожие.
- Во как. – удивился Петрович – Как будто услышали меня. Только пожелал – бах! и готово. Ну а чего? Разъездились тут, еттить пресвятую богородицу. И птицы...
Голубь шагавший важно по тротуару вдруг остановился, укоризненно посмотрел на Петровича, окашлялся и сказал:
- Петрович, ты офигел совсем?
- Японский бог... – поразился Петрович – Это чего?
- Это - ничего! – отрезал голубь – Тебе ж ясно дали понять, что тебя слышат. Дали или не дали?
- Кто дал? – Петрович все не мог очухаться – Чего дал?
- Дед Пихто! – рявкнул вдруг голубь – Совсем тупой?
- Это что же... То есть это... Ты оттуда? – показал Петрович пальцем куда-то вверх.
- Нет что ты. Птицы разве бывают оттуда? – с издевкой спросил голубь – Они ж под землей живут.
- Ну это.. – все никак не мог сформулировать Петрович – Госсподи..
- Наконец-то. Ну я. Вот чего скажу, Петрович, ты прекращай, а?
- Чего прекращать-то? – забубнил Петрович – Не часто я. По кружечке с друзьями... После работы-то имею право? Ну сто капель в прицеп... И то не каждый день...
- Да хоть упейся – мне все равно. – отрезал голубь – Ты подумай чью мать ругаешь постоянно. Еще и в душу. Обидно же.
- Когда я мать чью-то ругал? – возмутился Петрович – Мать для меня – святое! Да если кто руку на Мать поднимет, я его, господа-бога-душу-мать...
- Агааа? – крикнул голубь – Моя мать тебе чего сделала?
- А. Вон ты о чем. Так ведь это... – начал оправдываться Петрович – Все так говорят. Батя мой, дед мой...
- Не ври мне, Петрович, не ври. Не помнишь ты за дедом такого.
- Угу. От тебя разве скроешь? Не помню, конечно. Но, думаю, говорил он так. Вот уверен.
- Говорил, конечно. – согласился голубь – Но ты завязывай. Не надо. Обидно.
- Не буду больше. Мамой клянусь – пообещал Петрович и спохватился – Погоди, погоди.. А у тебя разве мама есть?
- Дурак ты, Петрович – снисходительно сказал голубь – Мама у всех есть. Иначе откуда добро во мне?
- Это да. – согласился Петрович – Погоди еще раз. Какое добро-то? Вона мужика в машине ни за что кувыркнул. Матерился-то я. Это разве добро?
- Поделом ему! – посуровел голубь – Добро-добром, а людей из лужи окатывать – это распоследнее дело. Зло в чистом виде. Разъездились тут. Так что – поделом ему. Понял?
- Ты читаешь мои мысли. Воистину так. – умильно произнес Петрович – Ты просто Бог!
- Я знаю. Ну это.. До скорого свидания. – сказал голубь и улетел.
- Как?! Как до скорого?! Ты чего?! – шептал на тротуаре Петрович.

Центр Управления Залетом.

- Сокол! Сокол! Сокол! Сокол, вашу мать! Это Цетр Управления полетом! Почему не отвечаете?
- Мне не нравится этот позывной! Я не буду на него откликаться! Женщине-Космонавту могли бы другой позываной дать!
- Соколиха?!
- Хам!
- Женщина-сокол?
- (капризно) Нууууу. Где ваша фантазия, мужчинка? Это не звучит.
- Бабочка! Хотите бабочкой быть?
- Свою жену бабочкой называйте. Я вам не баба! И не бочка!
- Да нет, нет. Бабочка. Ну? Крылышками бяк-бяк-бяк. Да?
- Нет! Сказала нет! Мне не нравится! Другое придумайте.
- Синичка?
- Это банально! И потом – вы на что намекаете? Лучше синица в руке? Руки у вас коротки!! Ха! Что за мужик пошел – позывного выдумать не может...
- Афца!!!
- Кто это сказал? Я сейчас прерву сеанс связи. Какой козел это сказал?
- Это прорвался к микрофону ваш муж. Простите, больше не повторится.
- Передайте ему: Котик, я тоже по тебе очень скучаю. Ну что там с позывным?
- Хорошо. Какой вы хотите позывной?
- Салли. Мне нравится – Салли.
- Хаха! Мустанг-Салли!
- Чтоо?
- Лос Лобос по радио тут играет. Хорошо, Салли. Как проходит полет?
- Отвратительно проходит!! Отвратительно! Позывного у меня нет!
- А Салли?
- А Салли – мустанг. Хнык-хнык.. Дура я была когда согласилась на этот полет. Говорила мне мама – купи себе лучше курорт. 20 миллионов коту под хвост. Позывной за 20 миллионов не могут выбрать.
- Барби? Синди? Кристи? Долли?
- Нет! Это все не то.
- (с тоской) Это буффонада какая-то.
- Вот! Спасибо! Вы такой милый! Называйте меня Буффонадой! Это что такое?
- Тишина в ЦУП! Все молчать! Буффонада, в переводе с французского - смелая и красивая женщина.
- Да! Буффонада слушает! Центр Управления Полетом! Буффонада на связи!
- Буффонада, почему отсутствует изображение? У вас авария?
- Неет. Я выключила эту штуку. Я ненакрашена и нерасчесана... Потом включу...
- «№;»№;%дь!
- Чтооооо?
- Мы волнуемся за вас, Буффонада. Конец связи!
- Какой-какой конец? Хихихих. Вы проказник. Я вам позвоню через час. Чмоки!

Странная история.

- Петь, вставай. Вставай, Петь, петьвставай, вставайпетьпетьвставай... – если бубнить занудно и менять ритм, человек проснется в недобром расположении духа, но он все-таки проснется.
- Зааалааатыые купааалаа!!! – не открывая глаз, человек встал и запел.
- Епт!! – испугался бубнящий – Ты чего?
- Встал петь! Как просили. Потому, что я не Петя. – разбуженный потянулся и открыл глаза - Я Серега. А Петька – вон лежит, пинка дожидается.
- Аййяя!! – дождался пинка Петька – Чего деретесь?
- Вставай потому что. И объясни где мы и как мы сюда попали. Я последнее что помню – в сауну шли трезветь.
- Видите ли, Семен. – начал Петр – Частичные потери памяти под воздействием алкоголя нередко поражают не всех, но в данном случае мы имеем дело...
Collapse )

Шумовые эффекты.

Одна девочка очень громко разговаривала.
Ну как громко? Прямо скажем очень громко. От крика этого падали птицы с неба, надои на фермах, настроение у группы Моторхед.
«Не ори! Ты ж не в лесу!» было единственной темой, на которую разговаривали с ней окружающие. Долгое время, она думала, что для того, чтобы сделать мир лучше, достаточно не орать.
И вот настал этот День! По дороге душа ее пела. Приходилось стискивать зубы, чтоб не запел и голос. Станция, дорога, проселок и вот она на месте.
- Ну вот я и в лесу! – по привычке шепотом сказала она. Старая ель не выдержала шепота и свалилась.
- В лесу орать можно. – более тихим шепотом произнесла девочка.
- Ори в своем лесу! – нестройным хором с берега реки закричали рыбаки – На речку не ходи только! Рыбу пугаешь.
Девочка села и задумалась – чего ж кричать-то?
- Караул? Глупо. Пожар? Нет никакого пожара... Миру – мир?
- Угу! – посоветовал филин с дерева.
- ОЙ! – негромко вскрикнула от испуга девочка.
Легкий ветерок уже разнес по поляне перья филина, а шишки все продолжали падать с деревьев. Девочке стало жалко птичку и досадно на то что не успела рассмотреть филина в перьях. Лишенный оперения филин глупо таращил глаза и, осознавая свой нелепый вид, думал о том, кому он на фиг теперь нужен.
- Извини, птичка! – сказала девочка.
Филин упал в обморок и перестал думать о новом слове в орнитологии.
- Да что ж такое, а?! – закричала девочка.
- А еще чего-нить крикни?! – закричали с реки рыбаки.
- А не распугаю? – закричала в ответ девочка.
- Кого распугаешь? Рыба всплывает. – радостно кричали рыбаки – А ну-к контрольный давай, милая? Еще разок давай!!
- Натееее!!! – закричала девочка во всю силу – Орать хааарааашоооо!!!!!
- Твою мать! – кричали рыбаки – Килограмм 40 наверное!! Сомище!! Иди к нам, благодетельница!! Рыбой угостим!!
- Не надо мне! – закричала девочка – Орать только в лесу можно!
- Завязывай орать! – строго сказали позади.
Девочка оглянулась – за спиной стоял большой сохатый лось.
- Это вы со мной говорите? – самым тихим шепотом спросила девочка.
- Я. – ответил лось – Не надо больше орать.
- Почему? – прошептала девочка.
- Все лоси рога посбрасывали и в обморок попадали. – ответил лось - Еще крикнешь - и копыта отбросят. Громко эт слишком для лосей.
- Вы как устояли? – удивилась девочка.
- А я – глухой. – ответил лось. – От рождения. Так случилось.
- Зато вы разговариваете. – пожалела лося девочка – Не знала, что лоси разговаривают.
- Так крик какой стоит! – рассердился лось - Разве смолчишь тут...

Доброе утро, уважаемые.

Утро было добрым.
Он проснулся абсолютно счастливым.
За окном чирикали маленькие серенькие птички. Он пытался вспомнить как они называются, но тщетно.
Пробелы в знании орнитологии не испортили ему настроение.
«Какая разница как они называются?» - подумал он – «Птички - и все тут.Не лоси ж на подоконнике чирикают.».
Со счастьем что-то надо было делать. Надо было им поделиться.
Тогда он решил выйти на балкон и подарить миру что-то красивое.
Сначала думал о стихотворении. Ведь если люди с утра услышат красивые слова – они станут лучше.
Но стихотворение, кроме неподобающего случаю «Я сижу на вишенке – не могу накушаться», не вспоминалось.
Потом он подумал о песне. О самой красивой из слышанных. Тогда он шагнул на балкон и запел:
«Не в силааах йааа эти цепи-це-пи, маааама , рааазарвааать»...
На третьем куплете он был нещадно избит, ничего не понимающими в музыке соседями.


Зы. Автор песни "не в силааах яяя" безо всякого сомнения должен быть проклят и , всенепременно будет гореть в аду.