Category: фантастика

Category was added automatically. Read all entries about "фантастика".

(no subject)

На самом деле не буду бубнить и ворчать, хотя, конечно, курить по-прежнему нельзя нигде.
Ирландия, уважаемые, это страна населенная счастливыми людьми.
Казалось бы в чем повод для счастья - погода ноябрьская, дождь мерзкий, город - не ахнешь.
Обычный город, где за окном серое, спокойное море с покачивающимися яхтами и перемигаивающимися маяками. Серенькие, уютные здания с добротными дверями, крашенными белой краской. По-особенному зеленые газоны, букеты на столбах, остров недалеко от берега, шапки и зонты в магазинах и у туристов.
Серые камни или асфальт улиц, не вызывающие крика "Уау какбогато!".
Узкие, безлюдные улочки, турникет у бокового входа в гостиницу, который в один метр диаметром и надо рюкзак снимать, чтобы пройти.
Какие-то люди в фойе - либо читают, либо пьют что-то в баре, громко разговаривают и улыбаются.
В пабах полный аншлаг - темпл бар гудит, шумит, обливается пивом, слушает музыку.
Музыка играет в поте лица под гитару. Играет не так чтоб здорово, но по голосу либо аэросмит, либо бонджови. Либо и то и другое. И спускаясь в туалет, я просто показываю большой палец. Несмотря на то, что играет он - так себе и несмотря на то, что я нифига не понимаю из того, что он говорит или поет в микрофон.
И этот рыжмй парень с баками улыбается и кланяется мне.
А вокруг все такое же безумие - люди, столпившись, пьют пиво стоя и при этом умудряются закусывать, есть, хлопать, предлагать мне выпить, громко и непринужденно говорить, орать, петь, обниматься, целоваться и разговаривать одновременно.
А на улице девочка кукольного вида втирает итальянцам, что она - удивительный человек, потому что сама из России, живет в дублине и АААААААААА!!!! - как любит Лондон. Бикоз оф май харт олл зе тайм ин Ландэн.Ю кэнт имэйджн, Марио! Ландэн - из джаст райт плэйс ту ми, Марио. Ин Даблин самтайм ай фил лайк ай кэнт соул! Марио, трай ту имаджин ит.
И какой-то молодой пацан просит дать ему мелочи. И как только я даю, срывается с места какой-то немолодой пацан с зеленой дудкой в руках, который бегает вокруг и говорит очень неодобрительно что-то, из чего я могу разобрать только Лаки Бастард. Впрочем неадекватного дудочника, сгоняет какой-то шатающийся от пива ирландец. Видимо для того, чтобы спросить откуда я такой взялся. "Не из Ирландии" - пожимаю плечами я и приготавливаюсь к вопросу - из какой страны и как там и что там. Но получаю странную фразу - Сэй но ту ноубади и приглашение раскурить какой-то дряни. От приглашения отказываюсь и получаю офигенную улыбку со словами - "Гуд! Хэв э найс самсинг!".
И таксист алжирец разрешает курить и неодобрительно цокает по поводу Грузии и России, узнав, что мы в принципе не так уж далеко от России живем.
И все эти люди выглядят счастливыми. Даже пацан-бармен азиатского вида из бара у гостиницы, который переспрашивает меня "Ту шотс оф Джэймсон энд корз лайт?
А казалось бы - чему им всем радоваться? Но, тем не менее, они выглядят счастливыми. И пусть.

Мнение

Однажды Петрович обнаружил у себя что-то уродливо вычурное.
- Вы кто? – с отвращением спросил Петрович.
- Я ваше новое Мнение. – захихикало Мнение. – Вы меня думаете.
- Не думаю я такой уродливой фигни. – сказал Петрович. – У меня другое мнение. Красивее, логичнее, добрее.
- Да-да-да. Обычное, среднестатистическое мнение у вас, разумеется есть. Никому не интересное. Одно из миллиардов. – презрительно сказало Мнение. – Я – ваше парадно-выходное Мнение. Свежий взгляд на вещи. Разумный и логичный. Свободный от устаревшей морали и предрассудков. Вот смотрите!
Мнение огляделось, подскочило к кошке Петровича и пнуло ее в бок.
- О! Видал? И поделом! – гордо заявило Мнение, отследив полет кошки.
- Вы зачем это сделали? – спросил Петрович.
- Эпатирую. – ответило Мнение. – Кошек не жалко.
- Похвально. – кивнул Петрович. – А на фига?
- А просто так. – ответило Мнение.
- Я вас не понимаю. – растерянно сказал Петрович.
- Это потому что ты ограниченный болван. Только ограниченные болваны не понимают меня.– радостно засмеялось Мнение и пнуло в живот Петровича.
- Ай! – согнулся Петрович. – За что?
- Возможно я покажусь тебе жестоким, но другого выхода нет вовсе. Тебя нельзя не пнуть. Ты закомплексованный, зомбированный тип, который не понимает очевидных вещей! – убежденно сказало Мнение. – Людей, которым не понятна моя логика нужно и должно пинать. Ибо они – устаревший мусор!
- Какая катастрофическая глупость. – схватился за голову Петрович.
- Закрой хлебало! – грубо сказало Мнение. – Ты не можешь мне запретить высказываться. Слава богу не тридцать седьмой год. Любое мнение имеет право на существование. Понял?!
- Вооон! – закричал Петрович.
- Сам пошел! – заорало в ответ Мнение. – Не нравлюсь – можешь валить! Это всего частное Мнение!
- Афигело совсем! – взбеленился Петрович. – Ты же мое Мнение! Что ж я своему мнению не хозяин?
- Твое?! – обрадовалось Мнение. – А почему ты тогда меня на люди никогда не выводишь?
- Само дойдешь! – буркнул Петрович. – Раз правильное такое – дойдешь и до людей.
- Нееет. – капризно скривило губы Мнение и запрыгнуло Петровичу на руки. – Ты должен меня донести до них.

Приманка

- ... приказываю тебе – явись!! - закончил Леха читать заклинание.
В пентаграмме явно пренебрегли приказом и являться никто не собирался.
- хммм... Заявись! – пробурчал Леха и подошел к пентаграмме. – Что ж не так, а? Вроде все как положено..
- Бу! – крикнуло нечто в пентаграмме и щелкнуло клыками у Лехиного носа.
Леха заорал и, каким-то немыслимо хитрым прыжком, перенесся в наиболее удаленный от пентаграммы угол комнаты.
- Хахаха.. Вот это да. Нуль-транспортировка, практически. – засмеялись в пентаграмме.
Леха подавил желание выбежать из комнаты и посмотрел на пентаграмму. В пентаграмме невесть откуда появилось кресло, в котором сидел обыкновенный мужчина, неопределенного возраста, похожий на утомленного жизнью офисного работника.
- С ума сошли? – возмутился Леха. – Разве можно так людей пугать?
- Только людей и можно. – кивнул тип в кресле и закинул ногу на ногу. – Можно и кошек, конечно, но люди забавнее. Иной, бывало, как прыгнет! Недавно в окно мужик выскочил. С рамой прямо и с решетками. И решетки, между прочим, не хлипкие были. Основательные такие.
- Выжил мужик-то? – спросил Леха.
- Неа. – равнодушно покачал головой мужчина и закурил. – Ничего, что я курю?
- Ничего. – пожал плечами Леха. – Дым-то в пентаграмме только будет. Сера и дым не покинут пентаграммы.
- Угу. – кивнул Дьявол и выпустил кольцо дыма.
Кольцо растеклось по невидимой стене пентаграммы.
Collapse )

[LJ2ME (http://www.xfyre.com/sw/lj2me.html)] Открытое письмо

Дорогой спамер, купивший кучу 9-знаков начинающихся на 32488! Я желаю тебе долгих лет жизни. Желаю тебе жить лет до 200. Завтра потерять обе руки свои мастеровитые, крепко удариться головой об что-нибудь железное и жить после этого долго и несчастливо. Я понимаю все твое презрение к правилам поведения людей гетеросексуальной ориентации и желаю тебе прожить бесконечно долго после того как паралич разобьет тебя.

Арслонтандиливкак и тяга к Прекрасному

Арслонтандиливкак и...
Начало
Продолжение
Арслонтандиливкак и укрощение пальца
Арслонтандиливкак и педагогика
Арслонтандиливкак и сложная реальность


Моральные и не очень сказки.
(серия бестолкового бреда, претендующего на сагу или даже на эпос. Претендующего, правда, на это звание в кругах людей, которые не совсем себе представляют, что такое эпос или сага )


Арслонтандиливкак и тяга к Прекрасному

Однажды вечером Арслонтандиливкак в подъезде увидел Гарри Поттера, ворующего лампочку.
- Кто накурился?! Я накурился?! – закричал страшным голосом Арслонтандиливкак.
- Ничего подобного. – спокойно ответил Гарри Поттер, дуя на обожженные пальцы. – Ты вымышленный персонаж, я вымышленный персонаж. Почему бы нам было и не встретиться?
- Аааа. – успокоился Арслонтандиливкак. – А ты зачем лампочки тыришь по подъездам?
- Мне надо чтоб темно было. – ответил Гарри Поттер. - Колдовать буду всяко.
- Ухты! – обрадовался Арслонтандиливкак. – Я посмотрю?
- Конечно. – сказал Гарри Поттер. – Смотри! Луцио!
На волшебной палочке Гарри появился светящийся кружок.
- Круто? – спросил Гарри.
- Угу. Очень круто. – закивал Арслонтандиливкак. – Выкрутить лампочку, чтоб зажечь другую – это офигенски круто.
- Что ты понимаешь в волшебстве, магл? – презрительно сплюнул Гарри и взмахнул палочкой. – Патроникус!
По ступеням пробежал серебристый олень.
- Нелогично. – покачал головой Арслонтандиливкак. – По заклинанию Патроникус вдогон к лампочке должен выкрутиться и патрон. А тут олень какой-то.
- Что ты понимаешь в волшебстве! – прикрикнул Гарри. – Акцио, патрон!
Патрон раскрутился и поплыл к Гарри.
- Ты бездарен, Поттер! У тебя в руках столько возможностей, а ты лампочки тыришь. – укоризненно сказал Арслонтандиливкак. – Ну-ка, дай я попробую...
- Аккуратней только. – протянул волшебную палочку Гарри.
- Бэрриморио! – сказал Арслонтандиливкак.
По лестнице пробежался серебристый Бэрримор с криками «Овсянка, сэр».
- Забавно! – хихикнул Гарри.
- Ой. Не то совсем получилось. – сконфузился Арслонтандиливкак и опять взмахнул палочкой. – Дрю Бэрриморио!
По лестнице прошлась Дрю Бэримор и игриво подмигнула Гарри.
- Ничего себе! – восхитился Гарри. – Только мне Салма Хайек больше нравится.
- Хайекио! – сказал Арслонтандиливкак и добавил – Бикинио!
- Ну и кто это, а? – проводил Гарри глазами некрасивую женщину в бикини.
- Надо и имя сказать, наверное. – понял Арслонтандиливкак. – Однофамилица какая-то, наверное. Салмахайекио!
- Бикинио забыл! – с досадой сказал Гарри. – Но и так прикольно. Попробуй Бритниспирсио.
- Поправилась она. – поморщился Арслонтандиливкак. – Гермионио Бикинио может?
- Да нуу.. – протянул Гарри. – Чего там смотреть-то?
- Мы же волшебники, Гарри! – засмеялся Арслонтандиливкак. – Сейчас нафотошопим. Гермионио бикинио... эээ... Как правильно – пятыйразмерио?
- Сиськио! – подсказал Гарри...
Они долго развлекались различными картинками. В пустом подъезде звучали зловещие заклинания «танцио», «стриптизио», «клеопатрио», «группа виагрио» и прочие веселости.
- Дай-ка мне! – попросил Гарри и моментально произнес заклятье. – Пивио и воблио!
- Чего эт? – посмотрел Арслонтандиливкак на пиво.
- Пятница же сегодня. – пояснил Гарри.
- Ну а мне-то чего? Я ж несовершеннолетний еще. Мне нельзя. – развел руками Арслонтандиливкак.
- А теток смотреть можно? – ехидно спросил Гарри.
- Дурак ты, Поттер. – пожал плечами Арслонтандиливкак. – Женщины – это эстетика и тяга к прекрасному. А пьющий подросток – это, по-моему, свинство какое-то.
- Пепсиколио? – спросил Гарри.
- Вишневыйкомпотио и эклерио, пожалуйста. – смущенно попросил Арслонтандиливкак.


Пучок моралей:

Чем бы дитя не тешилось, лишь бы по подъездам не бухало.
Всегда найдется какой-нибудь ухлопан, предлагающий алкоголь несовершеннолетнему.
В телевизоре слишком много секса.
Из подъездов волшебным образом пропадают лампочки.
Иногда вместе с патроном.
Патрон имелся в виду от лампочки, а не начальство.
У некоторых работников патроникусы - олени.
Правильно бухать не в пятницу, а в четверг - в пятницу от тебя работы в общем-то и не ждут, зато 2 дня выходных, а не полуобморочная суббота в минус.
Да, да. Вы все правильно поняли.
Алка-прим должен быть в каждом рабочем столе.
Кто накурился?! Я накурился?!
Перекурио!
Кофио и сигаретио!

неприкрытое головотяпство

Халяво от Гоблина Гаго.


Дисклеймер:
1. Автор понимает, что конкурс рекламный.
2. Автор пожимает плечами и утверждает, что 500 баксов - это все равно 500 баксов.
3. Автор не желает обсуждать свой моральный облик, моральный облик Гоблина, моральный облик соседки автора по лестничной площадке, которая никогда не носила вызывающих нарядов.
4. Автор - сволочь, потому как коменты закрыл.
5. Автор утверждает, что не получал ни копейки за этот пост.
6. Автор сожалеет о пункте 5.

Работа над ошибками

Космические корабли садились во дворе дома номер 45 гораздо реже, чем там давал концерты большой оркестр Глена Миллера. А поскольку Глен Миллер никогда не давал концертов в этом дворе, в общем, неудивительно что жильцы оказались неподготовленными к встрече с внеземными цивилизациями.

Более всех оказалась неподготовленной Софья Павловна, пенсионерка из первого подъезда, квартиры номер 3, где она проживала временно. Потому как постоянно - она проживала на лавочке у подъезда, являя собой памятник стереотипам о бабушках у подъезда. Софья Павловна ревностно защищала двор от любых посторонних, так что совсем не удивительно, что, когда вдруг разверзлись небеса и космическая громадина, противно пикая и гундося «Осторожно! Мой корабль садится! Осторожно! Мой корабль садится!», начала приближаться к земле, Софья Павловна, по привычке, стала необъятной грудью на защиту двора и закричала:
- Сволочи! Нет застройке дворов! Это незаконно! Не дадим расти коттеджам на детских площадках! Вот вам всем! Выкусите!
И показала громадине превосходно сложенную фигу.
- Не хулиганьте, старушка! Отойдите немедленно с места посадки! – громогласно отозвался корабль – У нас, между прочим, топливо очень дорогое. Если мы тут будем зависать и любоваться на дули пенсионерок, фиг мы потом куда сможем улететь. Щас вот как брякнемся на вас! Станете такой же плоской как ваши шуточки!
- Хамло неопознанное! – оскорбилась Софья Павловна на упоминание возраста - Не дам застраивать двор! Вот не дам и все!
- Да кто застраивает-то? – взвыли на корабле – Мы временно! На часок всего! Отойдите немедленно, престарелая скандалистка! Вы бы не теряли времени, да бежали в поликлинику. Там сегодня день маразма. Вам – бесплатно сегодня!
Collapse )

Мебельная сказка

       Жила была семья стульев. Крепкая, мебельная семья. Михаил Степаныч Стул, Анастасия Федоровна Стул и сын их оболтус – Сенечка. Оболтус, потому как маленький и постоянно валялся где попало. А попадало обычно – под ногами у хозяев. Наткнется кто – выругается всенепременно, да к стенке Сенечку поставит. Не в смысле расстрела, а чтоб с дороги убрать. И поделом – нет чтоб, как отец с матерью, степенно у стола стоять.
       Мир у стульев обычно не ограничен одной комнатой, но в нашем случае, стулья редко бывали в соседних, в силу строгих порядков хозяев. Кочевые табуретки рассказывали, что в соседней комнате живут кровати, а во дворе так вообще - просторы необозримые. Но Михаил Степаныч высмеивал их всяко и не верил. Табуреткам вообще мало кто верит, несмотря на всю их полезность. Потому что у них спинки нет и на них нередко ногами становятся.
       Как-то вечером семья стульев наслаждалась покоем и разговаривали о том, о сем.
       Михаил Степаныч, шутки ради, пугал Анастасию Федоровну жучками-древоедами и термитами. Анастасия Федоровна пугалась очень и скрипела уморительно. Сенечка со смеху валялся по полу.

- Добрый вечер! – заглянул в комнату Дракон – Можно к вам?
- Нельзя! – сурово отрезал Михаил Степаныч – Вон идите отсюда. И немедленно.
- Злые вы. Приходишь к ним, а дома и нет никого. Поужинать.. кха-кха.. поговорить не с кем! – поцыкал зубом Дракон и ушел огорченно доедать группу народных героев, которые вчера пытались избавить регион от Дракона.
- Что ж ты, в самом-то деле, а? – неодобрила Анастасия Федоровна – Как-то не по-мебельному даже. Ни за что животное обидел.
- А нечего! – пояснил Михаил Степаныч – Спасу нет уже от них. Развелось их уже, как микробов под крышкой унитаза. Что ни сказка – Дракон. Обязательно и всенепременно – Дракон. И с ними эльфы, орки, рыцари и тролли. И все с оружием, всенепременно. Соберутся и давай биться насмерть. А дамы им платочками машут. С балкона причем. Чепчики швыряют.
Collapse )