Category: религия

Category was added automatically. Read all entries about "религия".

Групповая терапия

- Здравствуйте, господа депрессивные демиурги. – мягко сказала женщина-психолог. – Да! Не нужно этого бояться – мы депрессивные демиурги!
- Как? – ахнула группа. – И вы?
- И я. Я одна из вас. – кивнула женщина и закинула сияние на сияние. – Но я нашла в себе силы и переборола себя. Я просто не побоялась признаться самой себе, что я депрессивный демиург. В одно утро я проснулась, оглядела шесть обугленных миров, погляделась в зеркало и сказала «Я – депрессивный демиург. Надо с этим как-то бороться.». Главное признать проблему и не бояться говорить о ней. И мы собрались здесь, для того чтобы помочь друг другу. Ну-с... Кто начнет? Кто не испугается рассказать о своей проблеме? Давайте, вы? Хотите?

- Я попробую. – смотрел на свои божественные колени один из пациентов. – Я уничтожил свой мир...
- Нет, нет, нет. – покачала белым светом женщина. – Начните с проблемы. Ну? Мне кажется, что я...
- Мне кажется я - депрессивный демиург. – покорно начал пациент.
- Похлопаем! – захлопала женщина. – Он обозначил проблему. Это половина пути к выздоровлению. Скажем ему хором – молодец, Бог! Ну?
- Молодец, Бог! – нескладно сказала группа.
- Продолжайте. – кивнула врач пациенту.
- Сначала я был Ничто. Большое и Великое Ничто. – нараспев продолжил пациент. – И потом в какой-то момент я осознал что существую, как Разум. Нематериальное Сознание, которое в тот же момент определило себя как Бытие. Затем, по кирпичику, я выстроил вселенную из неограниченного запаса разумности Себя. И... И тогда... И тогда мне стало скучно, потому что некому было оценить плоды трудов моих....И... – заплакал он.
- Вы заселили мир. – кивнула женщина. – Не нужно делать из этого трагедии. Все заселяют свои миры. Нет смысла в игрушке-стратегии без забавных пейзан и воинственных рыцарей. Ничего в этом плохого нет.
- Я заселил. И сам поселился с ними рядом, в каждом городе. И они знали кто я. И могли приходить ко мне со своими бедами или просто поглазеть.
- Храмы? – спросил кто-то из группы.
- Почему храмы? Много меня в каждом городе. В каждом языке и культуре. Под разными языками. И таблички – «к Богу туда». Прием с 8 до 6. В остальные часы – двойной тариф.
- Тхахахах!! Вы брали с них деньги? Молодец! – захлопала в ладоши женщина.
- Нет, нет. Я брал с них временем. Пришел так – минус год. Пришел в неприемные часы – минус два года жизни. – улыбнулся демиург. – Зато они знали, что Бог их рядом и каждый мог прийти и посмотреть на меня.
- Красавец! – улыбнулась женщина. – Удивительная идея. Все скажем – Молодец, Бог!
- Молодец, Бог! – в один голос повторила группа.
- Сначала они ходили ко мне, получая ответы на все свои вопросы. И умирали мудрыми, но молодыми. Потом они стали приходить реже, потому что стали умнее и начали ценить время, но перестали ценить мудрость. Потом они совсем перестали ко мне ходить, предпочитая самостоятельно догадываться о моих планах. И умирали старыми, но глупыми. А мне стало скучно. Каждая часть меня, в каждом городе безумно скучала и злилась из-за своей ненужности. И тогда я начал заново. И каждая часть меня создала свой маленький мир, заселила его, поселилась в каждом городе и все началось заново. И в каждом мире я вновь был забыт. И тогда я начал уничтожать маленькие миры. Я топил их в аквариуме, я ронял на них дыроколы, сжигал в камине, раскалывал орехоколом, помещал в вакуумную упаковку, запускал туда тараканов апокалипсиса. Каждый из маленьких миров умирал моментально или мучительно долго.
- Эсхатология! – мечтательно выдохнула вся группа.
- В чистом виде. Миллионы концов света. Тысячи способов конца света. И все это не принесло мне удовлетворения. Население маленьких миров не понимало, что это конец и за что они наказаны. Потому что они не спрашивали меня уже ни о чем и предпочитали объяснять друг другу, что все это чушь и никакого конца света не предвидится. И... эсхатология не приносила мне удовлетворения.
- Они не знали, что их наказывает Создатель? – понимающе кивнула женщина.
- Именно! – кивнул депрессивный оратор. – Они просто погибали, а я уничтожал миллионы своих игрушек и уничтожал на каждой все мелкие отражения себя. И когда я добрался до того мира, который я создал первым, я изъял обратно все части себя из каждого офиса и написал объявление «Бога нет.». И все было готово к Большому Взрыву. Но, тогда я вдруг подумал – а что в этом нового? Что нового во взрыве? Чем Большой Взрыв отличается от большой петарды в маленьком мире? И тогда я отказался от мысли разнести мой мир в труху...
- Ну вот! Вот же! Вы победили себя и отказались от эсхатологии! – закричала радостно врач. – Вы же сами справились! Вы больше не депрессивный демиург! Вы не уничтожили свой мир...
- Я уничтожил его! Я самый что ни на есть депрессивный демиург! – с надрывом сказал больной демиург.
- Но.. вы же сказали, что не стали взрывать его? – не поняла женщина.
- Не стал. – хихикнул демиург. – Я просто придумал моду на отсутствие детей и внушил ее всем.
- Молодец, Бог! – засмеялась группа.

Ищу тебя

Я, господа, сегодня посетил сайт Одноклассники дот ру.
Одноклассников там, разумеется не нашел, потому начал искать других старых знакомых. Решил не мелочиться и вместо фамилии вбил «Святой». Искал Святого Серапиона, как вы все сразу поняли.
И что вы себе думаете? Святого Петра и Серапиона, конечно не оказалось, но Святой Андрей там есть. 27 лет человеку и в Виннице живет. Так же Святой Архангел есть. Живет себе в Раю и не тужит.
Ободренный такой репрезентабельностью списков кинулся я опять таки в поиск.
Есть! Друзья мои! Есть Шопенгауэр! Живет в Йошкар-Оле, между прочим.
Кантов обнаружилось много. Из них два Иммануила и один Эммануил.
Владимир Ильичей Лениных оказалось крайне много. Раза в полтора больше чем Адольфов Гитлеров. И ареал обитания Вечно Живого поширше оказался.
Collapse )
Ищите, да обрящете.

Охота на ведьм

Инквизитор, насвистывая «Аве, Мария», окинул взглядом население деревни.
От взгляда такого, обычно, население бледнело и повахтно падало в обморок, домашний скот, включая овец и лошадей, начинал осенять себя крестным знамением, птицы умолкали и деревья боголепно изгибались.
Но эта деревня почему-то оказалась не совсем обычной - крестьяне не отводили глаз, не выглядели испуганно и даже как-то подленько посмеивались.
- Ну что, еретики, христопродавцы, ведьмы, колдуны и прочая нечисть, как живете? – прищурив глаз свистящим шепотом спросил Инквизитор.
- Живем – поклоны бьем! Нервно курим ладан! – гыгыкнул кто-то из толпы.
- А за такие шуточки – вам приз будет! – пригрозил Инквизитор. – Сапожки. Испанские. И галстук колумбийский. Думаю – замечательно будет смотреться на вас, смелый нечастивец.
- Да что на меня время-то тратить? – радостно пропел крестьянин. – Вам дичь покрупней нужна.
- Хмм.. Да. Значит так, пейзане. Предлагаю добровольно выдать в ласковые, заботливые руки святой Инквизиции всех имеющихся в наличии продавшихся дьяволу, слабоверующих, инакомолящихся. По-доброму сдать. – ласково обратился Инквизитор. – А если нет в наличии – то и фиг с ними, хотя это , конечно, моветон и деградация всей деревни. Один у нас уж есть. Тот что ладан курит. Мелочь, конечно. Но, я так думаю, если сломать ему пару ног – он укрепится в вере. Может даже в монахи пойдет потом. Кха-кха.. Чего это я? Поползет в монахи, имелось в виду. Как он пойдет-то, со сломанными ногами?
Collapse )

Далеко до утра.

Начало

После ужина листок пополнился заметками:
«Если Петрович говорит, что вымыл руки, значит он их вымыл и нехрен сомневаться»
«Петрович никогда не врет! Ибо это несолидно. И не фиг руки нюхать!»
«Экономия мыла – Добродетель!»
«Картошку в мундире отныне и впредь запретить безо всяких там «А где я деньги на мясо возьму!»»
«Очищение картофеля – дело рук повара.»
- Мельчаю чего-то.. – пробормотал Петрович – А Величие страдает..
И крепко задумался.
- Ты не знаешь, что такое Суй? И где это? – спросил он у жены.
- Ты часом ни одной буквы не перепутал? – удивилась жена.
- Ты давай тут не остри. Я серьезно спрашиваю. – насупился Петрович – Не знаешь – так и скажи. Я тебе сам расскажу.
- Не знаю я. Может и видела когда, да уже и забыла где такое. – подозрительно мирно ответила супруга.
- Ты опять?! – вскинулся Петрович – Говорю же – серьезно спрашиваю.
- Да говорю же. – повысила голос жена – Не знаю я. Суй – вообще глагол.
- Темная ты. – снисходительно сказал Петрович – Сейчас объясню. Суй – мифический город, куда ссылали всех тех, кто в чем-то провинился.
- Магадан? – хихикнула жена.
- Сама ты – Магадан. Говорю же – Суй! Город без единого храма. И даже молиться запрещали там. Чтобы грешники всякие Богу не докучали. Потому и говорят – Не поминай имени Божьего в Суе!
- Всуе – это одно слово. В смыле, впустую не произносить. – возразила Петровичу супруга.
- В пустую? – задумался Петрович – Не путай меня! Кричать или говорить в пустоту – глупо в любом случае, грешен ты или нет. А в Суе такой запрет имел смысл. Везде можно, а в Суе нельзя. Так было. Когда обидеть кого хотели, кричали – Иди в Суй!
- Петрович! Иди в Суй, пожалуйста! – взмолилась жена – Я, между прочим, телевизор смотрю.
- Ладно! – согласился Петрович и записал:
«Сериалы – изобретение Софьи Ивановны и участкового. Потому как, иначе, некому такую подлость сотворить! Сериалы запретить»
«Чет крутенько как-то.» - подумал Петрович – «Все женщины в атеисты пойдут..» и дописал:
«Сериалы запретитьСериалы сделать не более чем пятисерийными.»
- Все равно ж обдурят! – сказал сам себе Петрович – Появятся «Солдаты-378». Каждую неделю – новые солдаты. Или кадеты. И фиг с ним!
Потом встретился с тяжелым взглядом жены и демонстративно ушел курить.
- Все равно ж фигня это все. – рассуждал на лестничной площадке Петрович – Шутка чья-то. Глупая такая. Чего я раздухарился-то?.. А с другой стороны – чем плохо-то? Посидел, подумал. Все едино – польза.
Петрович докурил, выбросил окурок в пепельницу, подумал «Кидать окурки где попало – смертный грех» и пошел спать. Не потому что в сон клонило, а чтоб утро побыстрей настало.
И снилось ему как он, в блестящих доспехах, шагал по улице. И встречные ему улыбались радостно и кланялись. А тех, что не улыбались, моментально отправляли в страшный и неведомый Суй.

В начале было круто.

Однажды Петровичу пришло Извещение следующего содержания.
«Уважаемый Петрович.
С завтрашнего дня, назначаем Вас Богом. Единым, неделимым и нет другого кроме Вас. Отныне и впредь вы объект поклонения, уважения, культа и веры. Оденьтесь, пожалуйста, вопреки обыкновению, соответствующе, а не как обычное чмо. Бьем вам челом и преклоняемся всяко.
Слава Вам. Цалуем асфальт, по которому прошли стопы Ваши»
Петрович вообще всю жизнь предполагал в себе что-то божественное, но чтоб в таком размере никак не думал.
- Глупая шутка. – пробурчал Петрович – Идиотизм какой-то. Фигня.
И немедленно стал думать о том, что он станет делать после вступления в должность Бога, единого и неделимого. Финальная картинка рисовалась вполне справедливая и радужная. Где все люди счастливы угостить Петровича пивом и девушки устилают неисповедимые пути его лепестками роз.

Но, воспитанный работой в духе последовательных преобразований заготовки в болт, Петрович решил расписать первоочередные шаги и вступить в должность с уже конкретной программой. По прибытию домой, разумеется. Ибо нет Величия в размышлениях в парадном. Да еще рядом с почтовыми ящиками, где стены были исписаны мантрами в честь Спартака, Зенита, НБП и какой-то Тамары, которая, судя по отзывам на стене, была блудницей.
Collapse )

Старый стыренный сюжет. Боян.

Отец Коста прогуливался с Бесс в парке, ведя неспешную беседу.
- И все сущее, Бесс, было создано Им в краткий период. Буквально в семь дней. А теперь я думаю – по чьему заказу нужно было так спешить? И хотел бы взглянуть на счета к оплате.
Бесс остановилась и строго посмотрела на отца Коста.
- Что? – остановился старый священик – Никакого богохульства, моя дорогая. Я знаю, что пути Его неисповедимы, потому и не говорю, что в счете указаны деньги. Мне и интересно – что же там указано?
Бесс улыбнулась одними глазами и они тихо пошли дальше.
- Конечно, может быть, что он все это делал для собственного удовольствия. Однако, почему он до сих пор играет с этой игрушкой? Разве не надоедает любая игрушка? А если это строилось не как игрушка – то почему оно не улучшается постоянно? Ты вспомни, Бесс, тот шкаф, что я сам строил. Помнишь?
Бесс шумно вздохнула.
- Ты права, моя дорогая. – засмеялся отец Коста – Это двадцать лет постоянных улучшений одного и того же шкафа. Я трижды начинал сначала, только потому что изначально ошибся в размерах. И даже сейчас я понемногу его перестраиваю. Потому что идеальных вещей не бывает. Есть очень хорошие, но даже в очень хорошей вещи всегда есть что улучшить. Конечно, Он – это все-таки Он. И нам всем далеко до него, но все-таки.
Бесс покачала головой и отвернулась от отца Коста.
- Да, да, Бесс. Я в конце концов могу себе позволить немного порассуждать. Я уже достаточно стар, чтоб позволить себе изредка опуститься до маразма. Хотя бы в рассуждениях. И кроме тебя я ни с кем не могу себе позволить об этом поговорить. Ведь я же священник все-таки. И, в продолжение разговора, разве я не пытаюсь сделать людей лучше на фунт, получая за это сущие гроши. Разве я не улучшаю постоянно такую, довольно неплохую вещь, как население этой деревни?
Бесс дотянулась положила лапы на плечи отца Косты и благодарно ткнулась носом в щеку.

- Вы только посмотрите на эту парочку! – засмеялся прохожий – Влюбленные, да и только.
- Да, сын мой. – ответил священник – Я люблю эту собаку. Она умеет слушать как никто другой. Не в обиду вам, прихожанам будет сказано. И еще одно преимущество – Бесс совершенно не ест мяса. Ни кусочка.
- Удивительное животное, отец Коста – похвалил прохожий – Совсем-совсем? Ни кусочка?
«Ни кусочка!» - думала Бесс и виляла хвостом – «Поповская любовь к собакам – штука страшная».

Новое время - новые песни. (жжшное, дыбр, фигня всякая и бред)

Выборы не за горами. Нация запомнит его как санитара интернета.

Творец Закона о Интернете.
Затем, историю запутают, как обычно, и по учебникам он будет проходить как Создатель Интернета.

Патриярх всея .ru зоны.
Огнем и Святым баном привел язычников в лоно Святого Порядка и Безграничной Толерантности.
Неисповедимы руты его.
И да здравствует Контент-Контроль имени Алскниса.
Аллюминь.

Вначале было словосочетание.
И словосочетание было у Тарлита
И словосочетание было - "Звездоносный мудак"..
И пришел Алскнис и сказал:
- От любых словосочетаний вы можете использовать. Но от Тарлитовых - не нужно. Ибо вы все тлен и грязь, а Азъ есьмь служащий категории А, а не звездоносный мудак. И обратившись ко мне, всяк сможет посрамить Тарлита. А первого президента комментировать посмертно будете по образу и подобию моему. Ибо я был ранен в голову из танка и принял муку за вас всех.

Яко по суху пешешествовав Алскнис, по бездне стопами, гонителя Тарлита видя подсудимым, Цензуре Превеликой победную песнь поим, вопияше.
ХОР: Помилуй мя, Генпрокурор, помилуй мя.
Ныне приступих аз грешный и обремененный высказанным суть злобные и хамския словеса, обращеные к неповинной девушке Карине Барби, к Мицголу вебмастеру, к Тебе Алскнисе - Владыце и Богу Всея Русскага Интернета; не смею же взирати на ленту своя, токмо молюся, глаголя: даждь ми, Алскнисе , ум и воспитание, да плачуся дел моих горько.
О, горе мне грешному! Паче всех человек окаянен есмь, шаловливы ручки его, коммент набивающи, блудливы помыслы его, темы сисек жаждучи, покаяния несть во мне; даждь ми, Виктор Владыко Имантовиче, слезы да покаянне искренне, да плачуся дел моих горько.

Безумне, окаянне человече, в лености время губиши, цинизму на подонкахорг набрамшисе, от рук своих на порносайтах таинство вкушамшисе; помысли житие твое, и обратися ко Алскнису Превеликому, и плачися о делех твоих горько.

О пресвятый страстотерпче Виктор Алскнис! Услыши нас грешных, предстоящих ныне пред Святою фоткою твоею и умильно взирающих на забинтованную башку твоя и молящих тя: помолимся о нас Фрумыче, Егорке, Бобаху и прочим гражданам молдавским к Генпрокурору нашему и следакам его, Президенту нашему и Святаму СУП-у, еже отпустити нам согрешения наша, яже содеяхом. Испроси запросом депутатским к пользе душевней и телесней милость, мир, благослове ние, во еже избавитися нам всем в день суспенда страшный ако же бану тотальному, шуия части спастися, статью даруй нам неуголовную, но административную, пако же идем мы, грешныя, со избранными Твоимя к наследию Культурному...
Твои страданием и милосердием о Всех умиляемся
и раны Твои лобызаем,
Коментов же наших, Тебя терзающих, ужасаемся.
Умягчи наша злая сердца. Виктор Имантович,
и всех ненавидящих нас ногами загаси,
и всякую тесноту души и жилплощадей нашея разреши.

Тут, в коментах, развлекались:
http://hinduchinese.livejournal.com/16387.html

Оголтелость.

«Дверь!!! Дверь!!! Открой дверь что ты валяешься!! Ты что не видишь я занята?! Я тут с кухни выйти не могу, а тебе лень дверь открыть!» - надрывался новомодный дверной звонок. За дверью обнаружился человек с цифрой «пять» на медной бляхе.
- Это я, это я, уголовная статья! – схохмил человек.
- Вы ошиблись верно адресом. – не поддержал веселья Петрович.
- Номер 3456898345 ? – стал серьезный тип.
- А? Вы куда звоните сейчас? – Петрович сочувственно посмотрел на посетителя.
- Ой. Чего это я? – спохватился человек – Василий Петрович Чукин? Адрес такой-то?
- Да. Вы знаете обо мне почти все. – не стал скрывать Петрович.
- Распишитесь в получении ценной бандероли. – сунул на подпись бумажку курьер.
- От кого посылка-то? Что за посылка? – обрадовался Петрович.
- Тут же написано все. Отправитель БРДМСТВЛОКТРМП. Мировое господство. Ценный груз. Не кантовать. Фраджил. Укладывать не больше 5 в ряд. – раздраженно ткнул бумажкой в нос посыльный – Будем расписываться?
- Как мировое господство? – не понял Петрович – В каком смысле?
- В буквальном. – посыльный раздражался все больше – Будем расписываться или вернуть отправителю? Вы не заказывали разве мировое господство?
- Эмм. А этот... Отправитель, который...
- БРДМСТВЛОКТРМП? – уточнил курьер.
- Как у вас получается это все произнести, а? – восхитился Петрович.
- Я на них работаю. – с достоинством ответил тип – Уж название своего работодателя я должен уметь произносить?
- Наверное. А он... Он – Бог? – спросил Петрович.
- Нет. Это аббревиатура. Брандивистологическое Растристовралище Друидов.... – начал было разъяснять посыльный, но вовремя спохватился - А хотя, нет. Бог это, Бог. Так проще. А то мы тут года на три застрянем в разъяснении терминологии и все равно напрасно потратим время. Расписывайтесь в получении.
- Ишь ты. Быстрый какой. – не повелся Петрович – А вдруг ты его уронил? Вдруг там не то совсем? Надо открыть и посмотреть.
- Резонно. – согласился курьер – Банкуйте, Василий Петрович.
Петрович осторожно распечатал бандероль.
- Ух ты! Какой пафосный дизайн! – восхитился Петрович
- А как вы хотели? Мировое господство все-таки. – спокойно разъяснил курьер.
- И пупырчатое все такое. Зачем столько пупырышков? – спросил Петрович.
- Не трогайте ничего! – испугался посыльный – Это ж кнопки. А то сейчас понажимаете тут...
- Так много? – протянул Петрович – А для чего каждая?
- Есть инструкция. Подробная. Сейчас грузовик подъедет и кран – разгрузим. Тяжелая зараза. Ну да оно и понятно – вещь непростая. Расписываемся в получении?
- Расписываемся. – Петрович расписался в двух местах квитанции – Инструкцию в гараж можно разгрузить?
- Что влезет - в гараж разгрузим. – пожал плечами курьер – Остальное в подвал. Ну что? Поздравляю вас, господин мира. Пользуйтесь на здоровье и во благо.
- Не господин. Госпожа будет. – поправил Петрович.
- Простите? – не понял курьер.
- Госпожа. Жене подарю. На восьмое марта. – объяснил Петрович.
- Ой!. Как неосмотрительно-то... – не одобрил курьер – Чего-то я уже очень боюсь за этот мир. Вы хорошо подумали?
- Конечно подумал. Такой щедрый подарок от меня – это сильный ход. – рассмеялся Петрович – А с миром ничего не случится.
- Так начнет жать на кнопки! Представляете чего будет? – не успокаивался курьер.
- А пусть жмет. – хитро сказал Петрович – Я батарейки выну заранее.
- А если она...
- Да бросьте вы! – отмахнулся Петрович – Женщина, способная заменить батарейки в сложном приборе?
- А ну да. Чего это я в самом деле? – с облегчением выдохнул курьер – А вдруг инструкцию прочтет?
- Вы точно с неба упали. – опять засмеялся Петрович – Где это видано, чтоб женщина прочла инструкцию, да еще и разобралась в ней?