Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

Поэт

В квартире Василия завелся поэт. Ему задолго до этого жена говорила, что пропадает выпивка из холодильника и хлеб из хлебницы, но Василий не верил и все списывал на обычную бабскую манеру заполошничать по пустякам.
- Ну откуда поэту взяться? – возмущался он. – Вроде ж и чисто тут, и гитары не держим, и вслух не читаем ничего. И в на полках только проза. Ну откуда поэт-то?
- Даа. А я в ночи на кухню зашла, свет включила... Каак метнется тень какая-то за плиту! Кому еще быть-то? А позавчера я случайно так крышкой от кастрюли – дзыынь. А мне шепотом «Остынь, полынь, латынь». Рифмы подбирает. А самого, главное, не видно.
-Да показалось тебе. – отмахивался Василий.
И вот однажды, Василий посреди ночи решил вдруг водички попить. Вошел на кухню, щелкнул выключателем и обнаружил за столом настоящего поэта. Поэт пил водку и закусывал хлебушком. От света он заморгал часто и потер сильно небритый подбородок. Может руки чесались, а может и подбородок.
- Твою мать! – удивился Василий присутствию поэта.
- Давайте восклицать, потом уж допивать. Затем уж доедать. О маме вспоминать! – засуетился поэт.
- Отвратительные стихи! – хлестнул наотмашь критикой Василий.
- Я знаю! – увернулся от критики поэт. – Я графоманю от тоски, сплетаю в рифмы буквы, строки. Кипят от творчества мозги. К чему так критики жестоки?
- Ну это уж наглость совсем! – задохнулся Василий и навис над поэтом. – Совершенно не выдержан размер, рифмы глупые, стихи ни о чем....
И остановился, глядя как на глаза поэта наворачиваются слезы.
- К черту! – зарыдал в голос поэт. – Добивай уж. Давай! Про Бродского скажи! Давай, давай! Мешаю всем – чего б не добить. Давай. Скажи о стихах на уровне начальной школы.
Сжалился Василий, глядя как вздрагивают плечи поэта. Он налил в стакан водки, достал из холодильника колбасы и сказал:
- Выпей вот. И поешь. Разнюнился весь...
Поэт заправски опрокинул в себя стакан, занюхал колбасой и сказал:
- Дааа. А знаешь, какие мы ранимые? Знаешь? А чего вы против нас имеете-то? Что мы вам сделали-то?
- Ничего. В этом-то и дело. – сказал Василий. – А ведь и не денешься от вас никуда. Куда ни плюнь – двух поэтов забрызгаешь.
- Убить поэта каждый рад, за рифму, за душУ, за слово...
- За душУ. – передразнил Василий. – Я неправильно поставил удобрение. Художественный прием такой. Эх ты, рифмоплет...
- За рифму бить меня не станут, а за распитие прибьют. – опять забубнил поэт.
- ААААААА!! – закричала за спиной Василя супруга. – Поэт, поэт!! Господи! Прибей его!!! ААААА!
- Цыц, сирена! – цыкнул Василий. – Ну поэт и поэт. Чего орать-то? Ты посмотри на него. Он ручной совсем. Прозой иногда говорит.
- Не буду, не буду, не буду! – верещала супруга. – Противные они!
- Ну противные, конечно. А этот – ничего вроде. Ну посмотри. – уговаривал Василий.
Супруга посмотрела на поэта.
- Здравствуйте. – сказал поэт. – Вы очень симпатичны в этой ночнушке.
- Какой милый! – ахнула супруга. – Проза. Умничка какой.
- Я вашей статью очарован! И голоском почти взволнован! – выдал поэт.
- Ай-ай! – взвизгнула супруга Василия. – Пусть он не переходит на рифму.
- Ну ты. – осадил поэта Василий. – Ты давай сразу не елозь. Пусть попривыкнет женщина.
- А пусть он у нас останется жить! – совсем уж нелогично предложила супруга. – Забавный такой.
Так и остался поэт у Василия. Гости как приходили, удивлялись постоянно – надо же, ручной поэт. А поэт им улыбался мило, водку пил с ними, разговаривал о футболе, о политике, о бабах. И все в прозе. Все удивлялись – вменяемый какой поэт завелся у Василия. Злые языки утверждали, что это породистый, но одичавший поэт. Но Василий говорил, что у доброго человека и поэт-любитель будет вести себя как человек.
А уж детям сколько радости было. Сядут они вокруг поэта и слушают. А он им ерунду всякую читает про «Сядем, сядем на пенек, в этот пасмурный денек. И зайчатки, и жучок – все присядут на пенек.» А детки веселятся, в ладошки хлопают. Дети – они такие. Им что не прочти – все им высокая поэзия и все в радость. Главное, чтоб дядька взрослый им читал, а не уходил водку пить.


Оригинал этой записи находится на Frumich.com

Открытое письмо

Редактор районной газеты «Путь», сидел за столом и горько плакал. В дверь осторожно поскреблись. Редактор вытер слезы, высморкался и сказал:
- Войдите.
В кабинет вошел слегка растрепанный молодой человек. По лицу его с явственным топотом ходила гамма чувств: от чувства негодования, до безумной храбрости.
- Открытое письмо? – скорбно спросил редактор.
- Откуда вы знаете? Вам уже звонили? – всполошился молодой человек. – Что они вам сказали?
- Проклятые времена. – вздохнул редактор. – Все пишут открытые письма. Главпочтамт, а не редакция газеты. У вас к кому?
- У меня ко всем! – гордо вскинулся молодой человек и спохватился. – Ко всем кто почитает Полидевка героем!
И выпучил глаза страшно. То ли решил, что так убедительнее, то ли гипнотизировать пытался.
Collapse )

Криэтивити

Александр Сергеевич Пушкин сидел под деревом и остервенело грыз карандаш.
«Вельми почтенная главбух, листает чинно свой гроссбух» - бубнил он с отвращением.
- Тяжко, Саша? – деликатно спросил Кюхельбекер.
- Неподъемно, Виля. – вздохнул Пушкин. – А что делать? Тим-спирит, это тебе не хухры-мухры. Очень важная часть тимбилдинга. Основная даже.
- А? – не понял Вильгельм Карлович.
- Весело должно быть. Тим – он веселиться должен. Бикоуз! Если тим не может устроить фан – что-то в тиме не так. И надо предпринимать экшн какой-нибудь. – абсолютно серьезно ответил Пушкин. – «Так славься славный Арзамас – ты в тим один сплотил всех нас».
- Славься славный – эт хорошо. – одобрительно кивнул Кюхельбекер. – Свежо так.
Collapse )

приступ

Кхм. – кашлянул Николай Иванович, отложил книжку и поднялся с дивана.
Вера Степановна, супруга Николая Ивановича с удивлением посмотрела на мужа.
Николай Иванович как –будто прислушивался к себе и топтался где-то у двери комнаты. Затем он тяжело вздохнул и развязывая пояс своего барского халата двинулся в спальню.
Вера Степановна пожала плечами и вернулась к макраме. В спальне протестующе визжала дверь гардероба, тяжело вздыхал Николай Иванович и что-то шуршало.
- Не приведи господь. – перекрестилась Вера Степановна. – Неужто опять началось...
Николай Иванович выплыл из спальни в умопомрачительном синем трикотажном спортивном костюме, облегающем его неспортивное тело как перчатка, и в белой кепочке.
Вера Степановна со страхом посмотрела на супруга.
- Имею право! – гордо сказал Николай Иванович и добавил. – Я скоро.
И вышел из квартиры. Вера Степановна бросилась к телефону и набрала заветный номер.
- Мама! Я не знаю, что мне делать. Коля сходит с ума! – выпалила она.
- Опять? – ахнула мама Веры Степановны. – Он же месяца три назад уже сходил. Зачастил что-то.
- Я не знаю что мне делать! – билась в истерике Вера Степановна. – Мне страшно, мама!
- Выезжаю! – сказала мама и бросила телефон.
Вера Степановна в истерике успела отбить пару отбивных, смс-ку маме «Скорей, скорей, скорей! Мне страшно!» и палец на ноге о ножку стула.
Мама примчалась быстро, как министр МЧС к полевой кухне.
- Где он? – грозно спросила мама.
- Вышел. – всхлипнула Вера Степановна. – В трениках своих.
Collapse )

напоминаю

Сегодня

13-го марта в Своем Круге.
http://community.livejournal.com/svoy_krug/profile - тут схема проезда и контакты, если кто не знает.

Collapse )

К сожалению у издательства не получается завезти книжки, так что будем как-то без них. Книжки будут на ВВЦ в воскресенье.

До свиданья, Питер.

Уже в поезде на Москву. Спасибо всем, кто пришел. Отчитал 2 часа на одном дыхании, взамен приготовленных 1.20, и ни разу не напрягло. Даже когда лихорадочно искал текст к прочтению в книжке. Получил даже удовольствие, хотя обычно напрягаюсь уже после первого получаса. Марусе, за организацию всего - обязуюсь сделать все что хочет. За смех и компанию - обязуюсь сделать даже больше. Это официальное заявление, между прочим.

Рано, рано - два бояна!

Сегодня, господа, у нас состоялось два бояна.
Все вокруг в сердечках и Джейсонах.
Сегодня аська, джаббер, гугльтолк и скайп перехватывают управление у вполне адекватных людей и начинает слать
«Пятница!!!! 13-е!!!!» и два смайлика. Один страшный, другой – пиво.
«Ну как ты в пятницу 13-е?»
Ссылки на картинки, где написано «Пятница 13-е»
«Все кто выжил – вечером на пиво!!» и куча смайликов с пивом.
«Пятница 13-е пугает меня меньше чем завтрашний День Валентина!»

Второй боян – это затрашний День Святого Валентина.
Это, граждане, Армагеддон еще тот. И его самое ужасное проявление - это стихи.
Стихи и сердечки осыпаются обильным дождем. И какие стихи?
У Евгения Смирнова – экземпляры.
http://e-smirnov.livejournal.com/894316.html - вот тут.

Евгений Смирнов строг. Людям с каждым годом все труднее находить произведение для копирования в Контакт-Лист. Решил помочь немного.

Я люблю тебя одинокую
Всей душой своей однобокою
Понимаю тебя безгранично я,
Чтож ты руки мои ограничила?

Не тупи милый взор, Шаганэ,
Не пори всякий вздор при луне
Мы на кухне пьем чай, не матэ
Декольте ты мое, декольте.

Протяну конфеты робко
Вот вам - целая коробка
В этот праздничный денек
я без бабы одинок.

Милая моя, Маринка
Для тебя вот - Валентинка
А еще для Маши, Светы
Для Сусанны и Жанетты
Клавы, Дуси, Кати, Даши
Оли, Галочки, Наташи
Веры, Леночки и Анны
Вари, Людочки, Оксаны
Для всего контакт листа
Сердце из кавычек, нна!

Плачь, любимая, от счастья
И от страсти простони
Ты теперь в моей лишь власти
Ты моя, с кем ты ни спи.
Удивись сознанья росту,
Испытай культурный шок -
Для тебя сегодня в почту
Скопипэстил я стишок.


Ну и, наконец, почти чистосердечное пожелание:

Хлопни ее где-нибудь,
Ухвати за что-нибудь,
Будь решительней, скотина,
В день святого Валентина.


Оригинал этой записи находится на Frumich.com

Книжные новинки

В одном странном-престранном офисе, случайно заблудившимся курьером, был обнаружен труп уже немолодого мужчины.
Расследование этого страшного преступления поручают детективу Александры Марининой. В ходе расследования детектив обнаруживает, что концовка его легко предсказуема, сюжет банален и убийца сосед. К сожалению все обнаруженное никак не помогло в расследовании убийства мужчины из странного офиса.
Тем временем ситуация начинает слегка накаляться: неизвестный маньяк уволил из офиса всех маркетологов, по зданию нанесен ракетно-бомбовый удар, уничтоживший все отпечатки пальцев, к планете Земля приближается огромный астероид.
В это же время где-то в Лапландии обнаружен зловеще хохочущий Дед Мороз с обозом зимних свитеров из ангорской шерсти и лозунгом «Шишь вам, а не мужа!». Дед Мороз неотвратимо надвигается на женский хор «Воем с тоски».
В сложившихся условиях детективу все же удается раскрыть новый пакет семечек и поплеваться на сложившуюся ситуацию. В ходе поплевывания детектив нарушает сразу 35 древних табу и будит спавшее долгие тысячелетия Древнее Чмо.
Древнее Чмо, пробудившись от спячки, выбирается на поверхность и начинает осуществлять древнее проклятие. От древнего проклятия Чма, жителям ничто не грозит, заболеваемость падает, но, тем не менее, очень хочется набить морду Древнему Чму. В образовавшейся давке гибнут позитивные мысли, не продается пиво, придумывается более ста пятидесяти новых матерных ругательств и нельзя курить.
Детектив не растерявшись начинает расследование убийства и, благодаря роялю в кустах, пророчеству потомственного ясновидящего Сакраливана и свидетельству бабушки-технички, обнаруживает, что труп ожил и может давать показания.
Благодаря полученным показаниям удается задержать продавца паленой водки, отнять у него запасы фальсификата и отменно провести следующие полгода.
Затем на землю падает Астероид, всем наступает Амба, а значит есть новое Дело для Детектива Дарьи Донцовой.

Обо всем этом нет ни слова в этой книжке:

(кликабельно)

Это третья книжка, которая уже, вроде есть в магазинах и продолжает в них поступать.
Ну, например, в магазине Москва.
http://www.moscowbooks.ru/catalog/author.asp?name=%D3%E7%F3%ED+%D1%2E

Предыдущие две книжки тоже попиарю пользуясь случаем:

Они тоже еще продаются.
Да, да. Я знаю, что вы все это уже читали.
Я уж не помню кто спрашивал - отвечаю: Арслонтандиливкак в третьей есть.
Собственно и все, что хотелось сказать.
С уважением,
Ваш Донцов.


Оригинал этой записи находится на Frumich.com

Из чего же...

У меня в комментариях завелся писатель. Я его баню упорно, а он не выводится. Сначала он присылал мне Скандальный Правдивый Жосткий Роман о войне в Чечне. Там о том, как мирные военные гасят мирных чеченцев и во всем виноваты чиновники. Я этим свежим сюжетом не впечатлился и продолжил банить Писателя. Ибо гений должен быть гоним современниками. Теперь этот же писатель терзает меня ссылками на роман о Настоящей Любви. Я даже кликнул на ссылку и прочел начало «В Наташе что-то было. То ли глаза, то ли рот.. Я долго думал...». Затем почитал еще чуть. А потом вновь забанил Писателя за вранье. Потому что:

В Наташе было все. В Наташе были - шестьдесят килограмм, неистребимая вера в будущее, полторы бутылки шампанского и ее сослуживец - Семен Петрович. Но Семен Петрович в Наташе был уже давно и поэтому не считался. Хоть и считался подлецом.

Я часто думал. (Здесь точка обязательно нужна, дорогой читатель. Иначе нет никакого смысла.).. (если добавить еще две точки – получается многоточие и эдакая неопределенность. А откуда взяться определенности?)

Я часто думал, что больше красит Наташу – грудь или полторы бутылки шампанского? Не находя ответа, я вновь уходил в поиски и понимал – в Наташе еще что-то есть.

Например, гемоглобин. Иначе губы не могли бы стать настолько коралловыми и на щеках бы не цвел бледным багрянцем румянец. Как небо на рассвете, когда солнце еще не вышло, а петухи уже орут. Как шестой плевок после брусничного морса на белоснежное покрывало снега. Как розовый, плюшевый бочок жирафа Борьки, которого мы потеряли при переезде в далеком тысяча девятьсот семьдесят пятом году. Я тогда плакал по ночам и думал – разве бывают жирафы розового цвета? Может я потерял последнего розового жирафа на планете? Но Борька вернулся в память, сверкнув розовым бочком на щеке Наташи.

Так что гемоглобин в Наташе точно был. Но не мог же гемоглобин вызвать во мне столько чувств? Я терялся, нервничал и материл по ночам Наташу в которой было еще что-то.
Сто семьдесят сантиметров? Чушь.. Какие-то там доли кубометров? Тоже вряд ли.
Но в Наташе должно было быть все, иначе она не занимала бы моих мыслей.
В Наташе была внутренняя красота, духовное богатство и съеденный ужин. Стафилококк в Наташе тоже наверняка был. Он вообще есть во всех. Это, наверняка тоже обогащает внутренний мир, который плескался в Наташиных глазах и поражал своим безбрежием...
Глаза... хммм. Глаз не было в Наташе. Они были на ней. Вместе со ртом, ушами, грудью, животом, ногами и всем прочим. Но это была внешность, а не внутреннее содержание.

В Наташе были кости. Огромное количество этих твердых и одновременно гибких пожирателей кальция. Однажды Она проходила мимо меня и хрустнула коленным суставом..
- Простите.. – покраснела Наташа. – Проклятые соли...
В Наташе была соль! Как будто огромный паровой молот ударил по моим ушам - В НА-ТА-ШЕ БЫ-ЛА СОЛЬ!!!!
- Что ты, девочка... – снисходительно сказал я тогда Наташе и как бы нечаянно погладил ее всю. – Не смей проклинать соль! Соль – это тоже часть тебя. Ты хоть знаешь как необходима организму соль?
- Спасибо... – еле слышно прошептала Наташа. – Вы добрый...
И убежала от меня игриво похрустывая суставами.

В Наташе были мысли. От мыслей взгляд ее мутнел, уши краснели и дыхание становилось прерывистым. Если бы мне хватило смелости замерить ее пульс в такие минуты! Тогда я бы возможно смог бы выяснить – есть ли в Наташе ритм? Давление в ней точно было и слава богу. ( Не бойся, читатель. Я сгоню эту горькую усмешку с углов моего рта.)

В Наташе наверняка была таблица умножения, доскональное знание семейства крестоцветных и общие понятия в неорганической химии. Если бы всего этого не было – как бы смогла она понравиться мне. А хотя... Разве присутствие знаний делало Наташу желанной и волнующей? Разве холодная образованность сможет притянуть к себе?

В Наташе был мозг. Это им она думала. Это он заставлял уши краснеть. И благодаря ему в Наташе были: эмоции, чувства, недоверие к Марии Дэви Христос, страх одиночества, любовь к тушенным овощам, привычка отрицать отрицания, симпатия к бетонному памятнику неизвестному рабочему с молотком в руках, мечты о Власти над Вселенной и нескончаемая музыка сердца.....

Знакомый эндокринолог сказал, что в Наташе есть......
(Объем этого текста может быть абсолютно любым. От эссе до романа в пятидесяти томах. Потому как в Наташе было много всего навалено...)


Оригинал этой записи находится на Frumich.com


УПД: С Отступающими всех!
Упд2: Привет.

Мироздание в пупке

«Вечерело. Многоцветием опавшей листвы осень отмечала падение солнца за холм.» - старательно выводил Литератор. – «И в эту минуту центр мироздания смещался куда-то в область пупка...»
В прихожей раздался грохот, негромкий мат и девичье хихиканье. Литератор выскочил и с укоризной посмотрел на упавшую вешалку и груду одежды на полу.

- В этом доме живет какой-то подлый гуманитарий! – радостно провозгласила Муза из под одежды. – Ничего не прибито, держится на розовых соплях дамских романов и, в случае чего, валится как сюжет хренового детектива.
- Ты где была? – строго спросил Литератор. – Я тут жду, волнуюсь..
- Все книжные обзвонил? – хихикнула Муза, выбираясь из под упавшей вешалки. – Всех литераторов оббегал?
- Дура! – надулся Литератор. – Ветреная дура!
- По Сеньке и шапка. – парировала Муза. – Ну что у тебя там? Осень, листва, солнце?
- И мироздание в пупке. – гордо кивнул Литератор.
- Жесть какая. – уважительно сказал Муза. - Абстрагированное созерцание заката мира? Скоро прилетит баллистическая ракета и уравняет в правах всех живущих последнее мгновение? Предающихся разврату и вакханалии? Последний день Помпеи?
- Зачем это? – поморщился Литератор. – Просто сидит человек на веранде и смотрит на закат. И переосмысление всего прожитого...
- Наступает сразу же после того, как ему прилетает в табло жестокая реальность в виде бейсбольной биты! – радостно подхватила Муза, пытаясь сползти по стене. – Это один из местных хулиганов, ставший на путь абсолютного зла! Он пытается убить ради убийства! И тут наш Человек вспоминает как он служил в морской пехоте, как был машиной для убийств, как ударом ноги мог перешибить раму тяжелого грузовика. И тогда он понимает, чтоб больше некому остановить Зло!
Collapse )