Category: дети

Category was added automatically. Read all entries about "дети".

Никто

Originally published at Личный блог Фрумыча. You can comment here or there.

— Здравствуйте, дети! – сказал новый педагог.
— Здравствуйте. – нескладно ответили дети.
— А если вдуматься – никто уже не вкладывает в это пожелание ничего. – у доски материализовался кургузый мужичонка в затасканном пиджаке. – А ведь это пожелание крепкого и нерушимого здоровья. На века вперед. Но все уже не так. Пожелание редуцировалось в обыкновенное приветствие, которым все попросту обозначают свое присутствие. А отношение друг к другу более чем равнодушное.
Класс хихикнул.
— Простите, вы кто? – поинтересовался учитель.
Мужичок хитро улыбнулся и исчез. Учитель мысленно дал себе зарок больше никогда не пить перед рабочим днем и продолжил:
— Я, дети, ваш новый учитель.
— Духовная деградация населения напрямую связана с низким качеством обучения. – вновь объявился у доски мужичок. – И не нужно кивать на недостаток воспитания в семье. Учитель – вот кто ведет детей к осознанию Добра и Зла. Родители всего лишь следят за тем, чтоб дети не сходили с этого пути и за достойным питанием. А чего мы хотели? Если и в пединституте он учился как попало, и на работу попал по блату, и работает как-то спустя рукава. Ну кого он может воспитать?
Учитель подошел и схватил мужичка за плечо. Мужичок сбился с речи, посмотрел на учителя, улыбнулся и снова исчез.
— Да что такое... – вслух сказал учитель.
Дети хихикнули снова.
— Поведи их по дороге знаний! И пусть они как губки впитывают в себя все то, что есть полезного в тебе! – мужичок вещал уже от двери. – Есть в тебе кальций – отдай детям! Детям нужнее! Есть знания – отдавай и знания! Не щадя мозга своего! Есть манеры – научи манерам. Нет манер – сиди помалкивай. Нет знаний – будь честен. Уволься сразу и сожги свой диплом. А то как орать – так все горазды. А дети – они за знаниями пришли. Шли они, не щадя ног своих, туфлей своих, асфальта своего. Да! И не надо смеяться! Асфальт, что уложили мы на тротуары, должен пережить нас. Иначе не асфальт это, но распил народного добра. А воруют нынче все.
Мужчина вдруг сбился с речи, виновато улыбнулся и исчез.
— Дети, я... Мне кажется... Впрочем, пустое это. Перейдем к перекличке. Абраиванов?
— Здесь! – вскинул руку мальчик с третьей парты.
— Смешная какая фамилия! – мужчина стоял у Абраиванова и ласково гладил его по голове. – Какие могли бы у нее быть корни. Не иначе, как в шутку кого прозвали так. Ну из далеких предков. Вот идет он по улице, допустим. Иванов сам, а чернявый.
— Ну ты, закройся! – лениво сказал Абраиванов.
Мужик вновь исчез из класса. Учитель потер глаза и спросил тихонечко:
— Дети, вы тоже видите странного мужчину в классе?
— Видим! – хором сказали дети и засмеялись.
— Нет-нет. Я не про себя. В пиджаке такой. Появляется – исчезает...
— Да видим. – лениво сказал Абраиванов. – Это сторож школьный.
— А... Почему он нестабильный такой? – спросил учитель.
— А он настолько никто, что исчезает когда молчит. – ответили дети. – Вы просто ему говорить не давайте.
— Неуважение! – появился сторож
— Цыц! – гаркнули дети.
— К старшим! – вновь появился сторож.
— Цыц! – вновь прервали дети.
— Погубит этот мир! – сторожу, похоже нравилось играть в невидимку.
Учитель выпалил:
— Я буду жаловаться на вас! Вы срываете урок!
Сторож кивнул виновато и вновь исчез.
— Все. Больше не появится. – авторитетно сказали дети. – Взысканий боится очень.

Блажены кроткие

Originally published at Личный блог Фрумыча. You can comment here or there.

Начальник влетел разъяренным и заорал:

— Где отчет, ироды?! Подставляете меня, да?

Одна из бухгалтеров встала и гневно сказала начальнику:

— Зачем ты сюда пришел и на кого оставил немногих овец тех в пустыне? Я знаю высокомерие твое и дурное сердце твое, ты пришел посмотреть на сражение.Книга царств. Опять же от Луки — В какой дом войдете, сперва говорите: мир дому сему.

Начальник ощупал кокошник, недельную бородку и вспомнил о том, что с прошлой недели в офисе были введены новые правила православной корпоративной этики.

— Простите, Бога ради. Да будут во всякое время одежды твои светлы, и да не оскудевает елей на голове твоей.– пропел елейно начальник и отвесил земной поклон. – Век вам здравствовать дети Божии. Не хотелось напоминать вам, но зачту на всякий от Петра — итак будьте покорны всякому человеческому начальству, для Господа: царю ли, как верховной власти, правителям ли, как от него посылаемым для наказания преступников и для поощрения делающих добро…

— Ну конечно. – поклонилась в ответ бухгалтер. – Однако Сын Человеческий не для того пришел, чтобы Ему служили, но чтобы послужить и отдать душу Свою для искупления многих?

— Воистину так. – кивнул начальник и продолжил грозно. – Однако же и вам нужно помнить: Не величайся пред лицом царя, и на месте великих не становись; потому что лучше, когда скажут тебе: „пойди сюда повыше", нежели когда понизят тебя пред знатным, которого видели глаза твои.

Бухгалтер немного побледнела после слов о понижении и немного сбавила тон:

— Кто любит чистоту сердца, у того приятность на устах, тому царь – друг.

— Возрадуюсь, пожалуй. – смягчился и начальник. –Итак, о чем бишь я? Ах, да. Много хлеба бывает и на ниве бедных; но некоторые гибнут от беспорядка.Не я ли смиренно просил о отчете к сегодняшнему дню? Итак умоляю вас представьте тела ваши в жертву... Ой нет. Это не то. Ага вот. Итак, возлюбленные, имея такие обетования, очистили ли вы себя от всякой скверны? Ибо соврамши по обязательствам не впадаете ли вы во грех? Не вы ли хотели поработать дома?

— Возжелала, да. – кивнула бухгалтер. – Но сказано — соверши дела твои вне дома, окончи их и потом устрояй и дом твой. Но я искренне верю, что прощена буду. Ибо верую, что последуете вы Екклезиасту, где сказано- Не будь слишком строг, и не выставляй себя слишком мудрым; зачем тебе губить себя?

— Нерадивый в работе своей–брат расточителю. – покачал головой начальник. – Опять таки сказано: будьте осторожны, чтобы не сделать в этом недосмотра.

— Прикрывающий проступок ищет любви; а кто снова напоминает о нём, тот удаляет друга. – закусила губу бухгалтер.

— Кротостью склоняется к милости вельможа и мягкий язык переламывает кость. – совсем растаял начальник. — Но мудрость сходящая свыше, во-первых, чиста, потом мирна, скромна, послушлива, полна милосердия и добрых плодов, беспристрастна и нелицеприятна. Итак вы хотели...

— Помыслы в сердце человека–глубокие воды, но человек разумный вычерпывает их. – перебила бухгалтер.

«Отчет, стерва, где отчет?!!» - думал начальник.

«Фиг тебе, родной, а не отчет» - думала бухгалтер.

— Дети мои! не будьте небрежны, ибо вас избрал Господь… — вновь приступил начальник к увещеваниям.

Слабак

Originally published at Личный блог Фрумыча. You can comment here or there.

— Мама, Бабушка, Тетя, Лена и Света, — Юленька лучилась счастьем. – Я хочу вас познакомить! Это Саша. Саша – мой жених.

Саша стоял в прихожей обклеенной веселенькими обоями со звездочками нарядный, как кремлевская елка. Он нечасто знакомился с семьями своих девушек и потому был подавлен серьезностью своих намерений. Из кухни выплыла сильно потрепанная копия Юленьки в халате и шлепанцах.

— Кто-кто у нас Саша? – переспросила мама Юленьки, вытирая мокрые руки о халат.

— Саша – мой парень! – занизила планку Юленька.

— Рад познакомиться! – выпалил Саша и перешел к лести. – Вы удивительно похожи с Юленькой. Встретил бы на улице – обознался бы.

— Он у тебя зрением слаб? – подозрительно спросила мама у Юленьки. – Чойта он двадцать лет разницы собирается не замечать?

— Нормально у него с глазами. И не двадцать, а двадцать три. – отрезала Юленька. – Чего ты, как эта самая-то? Комплимент это. Галантный, причем, на мой взгляд.

— Нормальные дела. – вздохнула мама. – Я тут расту-расту, старею-старею, а, благодаря этому прохвосту, все насмарку пошло?

— Чего эт я прохвост вдруг? – возмутился Саша.

В туалете зашумела вода, отворилась дверь и оттуда появилась тетя Юленьки.

— Рада познакомиться. – загудела тетя, надвигаясь на Сашу и протягивая руку.

Юленька заслонила Сашу собой и вежливо сказала тете:

— Руки вымой, а потом уж ручкаться лезь. Сколько раз говорить.

— Ах, я такая рассеянная. Мильпардон, дамы. – смущенно пробормотала тетя и удалилась в ванную.

— Как есть прохвост. – обращаясь в никуда, сообщила мама. – За бабу спрятался от рукопожатий.

— Мама, я, честное слово, не понимаю вас. – обиделась Юленька. – Ну вот какой вам интерес моих кавалеров отпугивать? Почему вы против моего счастья?

— Я не против твоего. – сообщила мама. – Я против его счастья. Я его вообще в первый раз вижу. Чойта я ему счастье буду обустраивать?

Из детской комнаты с визгом появились две двоюродные сестры Юленьки, Лена и Света. Лена и Света были ровесницами Юленьки. Они с интересом оглядели Сашу и полезли с ним обниматься по очереди. Пока Лена держала Юленьку, обнималась Света. Затем рычащую Юленьку держала Света, а обнималась Лена. Саша смущенно пыхтел.

— Хорош уже. – прервала Юленька ритуал. – По треть ему кругу пошли.

— Да ничего-ничего. – попытался погасить назревающий конфликт Александр. – Мне нетрудно.

— Как есть прохвост. – констатировала мама. – При живой-то невесте. Нет чтоб вырубить ее для приличия сначала.

Саша смутился еще сильнее и начал рассматривать свои туфли.

— Баааб, а баааб? – закричала Юленька. – Выйдешь познакомиться?

— С кем? – поинтересовались из комнаты.

— С женихом моим. – закричала Юленька и пояснила Саше – Недослышит она у нас.

— Слышу я все. – парировала бабушка. – Я просто игнорирую иногда.

— Ну выйдешь, нет? – закричала снова Юленька.

Бабушка демонстративно не ответила. Из ванной появилась накрашенная и причесанная тетя.

— Мама игнорирует. – сообщила она Саше. – Не выйдет она. Она от Юлькиных женихов уже устала. Юлька их пачками водит, а маме вставать, из комнаты выходить...

— А здоровье у меня уже не то. – провозгласила бабушка из комнаты. – Ладно бы раз в неделю. А то ведь каждый день по жениху.

— Подожди здесь, Саша. – попросила Юленька, быстрым шагом направляясь в комнату. – Я ненадолго. Убью кой-кого и вернусь.

— Помочь не нужно? – спросил Саша. – Мне нетрудно. Я лучше в тюрьму сяду, чем с этими тут один останусь.

— Боится. – ласково хмыкнула мама. – Душка такой. Прям котеночек.

— Ага. – тетя погладила Сашу по спине – Лань испуганная прям. Бемби весь такой. Это он нас еще в ссоре не видел.

Саша покрылся испариной и прижался в входной двери.

— Женщины, а женщины. – попросил он. – Не надо меня пугать, Христа ради. Я ж понимаю, что вы тут все одинокие и мужчинам не очень доверяете. Столько женщин в одной трехкомнатной – это ж... Я понимаю.

— Чего эт мы одинокие-то? – возмутились в один голос мама, тетя, Света, Лена и бабушка из комнаты. – Все в порядке у нас.

— Четырехкомнатная у нас. – пробасили вразнобой мужские голоса из второй детской. – Мы забитые просто.

— Погодите, погодите... – не понял Саша. – Юленька не говорила, что папа с вами живет.

— Правильно. – прогудел папа из второй детской. – Разве ж это жизнь? Ты это... Саш, давай заканчивай там и к нам в детскую. Нам для преферанса четвертый нужен. Распишем – я, ты, дядька и дед.

— Ха! – сказали Лена и Света. – Мы вам на неделе еще своих приведем. Будете в дурачка биться.

Саша вдруг завизжал, рванул ручку двери, выскочил из квартиры и, в два прыжка перескакивая лестничные пролеты, понесся вниз.

— И этот не любит. – вздохнула мама и нарисовала еще одну звезду на обоях. – Слабак.

Объявление



Это девушка Маша. Девушка Маша занята всякими разными замечательными делами, но под Новый Год, девушка Маша, уже пару лет как, по собственному почину, с помощью друзей и не очень знакомых людей, делает чудо.

Она устраивает праздник для детей в отделении гематологии в онкологической больнице Кишинева.

Дарят подарки, готовят программу и делают все, чего ждет ребенок от Нового Года.

Сейчас в отделении 25 детей. До нового года их не будет больше 30.

Посему сейчас уникальный, в общем, шанс поучаствовать в этом всем.

Участие Маше видится следующим:
Можно сходить с Машей в больницу - навестить детей.
Можно поучаствовать в представлении.
Можно писать письма по адресу vmeste-za-jizhn@yandex.ru - это письма детям, которые могли бы поднять их настроение. Маша эти письма распечатывает и относит в больницу.
Можно просто помочь деньгами.

по всем вопросам можно обратиться:
+37379500471 - Мария
+37369091198 - Наталья
Ну и по вышеуказанному мэйлу.

Этот пост провисит верхним до 20 декабря.

Вниманию граждан и гостей страны.

На публике тв запущена акция "Подари сказку".

Кампания направлена на сбор книжек для детей, возрастом от 3 до 10 лет.
Дети из нормальных, непьющих семей, чистые, одетые по возможности и под присмотром. Просто, в силу хронического безденежья родителей, денег на книжки явно не хватает. Школьные библиотеки тоже в состоянии комы, а детям читать таки хочется.

Если есть возможность и желание подарить книжки:
Каждую субботу, на Молдэкспо, в павильоне ПубликаТВ с 10-00 до 18-00 (ул. Гиочеилор 1, павильон 5). Книжки по воскресеньям развозятся по школьным библиотекам.

http://www.publika.md/vezi-cum-a-fost-lansarea-campaniei-daruieste-o-poveste_119331.html - пруфлинк.

дорогие юбиляры.

С утра у меня была заготовлена речь.
- Дорогая, Дарья Сергеевна. - торжественно вступил я. - Возраст - это то, что всегда будет сопутствовать тебе. Возраст когда-нибудь выдавит соску из твоего рта, научит произносить раскатистое эррр во всех словах, а не только когда нужно изобразить льва. Годы когда-нибудь переместят выключатели в зону досягаемости.
Только прожитые годы разрешат есть шоколад вволю, а не сколько дадут вредные родители. Не пройдет и 40 лет, как родители не смогут запретить тебе прыгать над головами соседей в 11 ночи.
Сегодня тебе уже 2 года. Первый звонок приближающейся старости. Как ты себя ощущаешь по этому поводу? Как у тебя, в связи с этим дела?

Триггер, заложенный в ребенке на вопрос 'Как дела?' С щелчком сработал.
- Се мамально! - ответила Дарья Сергеевна.
И действительно. Все же нормально.

Posted via m.livejournal.com.

Дашка

Originally published at Личный блог Фрумыча. You can comment here or there.

Она встает тихо и незаметно. Сначала в кроватке слышится какая-то возня – Дарья ворочается, вздыхает, стучит ногами о боковину кровати. Это означает, что она уж полчаса как не спит. Затем начинается инвентаризация:
— Уки. (вот они руки-то. На месте. За ночь не унес никто.)
— Оги. (Ты смотри – и ноги есть)
— Пачики. (Пальцы вроде тоже на месте)
— Пумба. (это живот).
— Сося, отик, оова. (Соска, которая во рту, который удачно расположен на голове)
— Гаски. (Глаза показываются столь энергично, что я иногда боюсь, что ребенок окривеет в одно утро).
В этот момент надо в кроватку закинуть любимую плюшевую собаку. На предмет инвентаризации, разумеется.
— Хабака!!! – слышится радостное из кроватки.
Собаку сначала жмут в объятиях, затем начинается визуальный досмотр:
— Гаски, осик(носик), хостик (хвост), оова...
И вдруг требовательное:
— Ыходим!
Выходим, то есть. В смысле – из кроватки меня выпустите, изверги.
Collapse )

О несправедливости мира

Великий человек родился ровно в срок и весом в три килограмма. Он мог бы родиться семимесячным или сразу тридцатилетним, но не хотел создавать проблем родителям и врачам.
Уже в двухмесячном возрасте Великий понял, что вовсе необязательно кричать для того, чтоб быть услышанным. Кроме того, крик двухмесячного младенца мог помешать соседям думать о символизме в поэзии Малларме. Поэтому, когда ребенок хотел есть, он деликатно покашливал в своей кроватке, призывая к себе мать.
Мать Великого думала, что ребенок еще не держит головку. На самом же деле ребенок просто ежесекундно кивал матери в знак признательности за ее заботу и одобрения всех ее действий.

Далее развитие Великого понеслось, как лоси к водопою.
У три месяца он уже сам мог менять себе памперс. В четыре научился их стирать. В шесть, молодой гений, уже полз самостоятельно на четвереньках к туалету.

Перед тем как поползти куда-нибудь, ребенок обматывал свои колени мягким поролоном, чтоб стуком коленей не обрушить люстру у соседей снизу. В год ребенок уже сам разводил себе смесь и ел тихонечко, пока родители отдыхают от забот.

Купали ребенка в полной тишине. Однажды мама, когда дитю было всего восемь месяцев, случайно перепутала детское мыло с каустической содой, но величайший вундеркинд не проронил ни звука, несмотря на то, что в глазах и по всему телу немного жгло. Он спокойно смыл каустическую соду и с пониманием посмотрел на мать.
«Бедная. Совсем замучалась со мной» - хотел сказать он, но вовремя вспомнил, что звук «Зэ» он еще не выговаривает. И поэтому сказал просто:
- Ничего. Я не виню тебя!
Мать повалилось перед этим святым ребенком на колени, а он сказал тихо:
- Не нужно коленями об пол стучать. Соседи вни... под нами, то есть.

В полтора года мальчик умел читать. В два гневно обличал поэзию Агнии Барто за излишнюю простоту рифм и сюжетов. В три года он уже помогал папе обшивать балкон досками, изредка прерываясь на то, чтоб перевести старушку через дорогу.

Прохожие с умилением смотрели, на гуляющего в парке малыша: он сидел на скамеечке, спокойно принимая воздушные ванны и ответственно подставляя лицо солнцу. Стоило кому-то из взрослых приблизиться к скамеечке – он вскакивал и уступал место.

В песочнице мальчик играл молча. Не потому что в песочнице было интересно, а потому что дети должны играть в песочнице, пока взрослые обсуждают падение нравов молодежи. Прежде чем воткнуть в песок лопатку, мальчик, просеивал песок, чтоб убедиться, что в песочнице нет божьих коровок и дождевых червей и, в результате втыкания лопатки, вред не будет принесен никому.

Понятное дело, что ни о каких играх не было и речи, до тех пор, пока не была квартира убрана, посуда вымыта, хлеб куплен, бездомные собаки пристроены в хорошие руки, лягушечки убраны с проезжей части, котятки накормлены, в кормушечки подсыпаны крошечки для воробьев. До всей этой ответственности мальчик дошел сам, потому что читал добрые книги и был до крайности разумен.

Однажды родители возвращались с курорта вместе с ребенком. Величайший всю дорогу молчал, улыбался пассажирам, бегал за водичкой по первой просьбе, вызывая умиление всех пассажиров и черную зависть тех, у кого плакали от духоты дети. И только дома он признался, что случайно сломал обе ноги при посадке в автобус и не плакал только потому, что не хотел портить всем дорогу.

В юности Величайший презирал фаст-фуд, попсу, Донцову, наркотики, алкоголь, мещанство и салат «Нежность» из майонеза и чего-то еще. Музыку слушал в наушниках и под одеялом, чтоб не помешать никому. Бывало едет в троллейбусе под одеялом и неслышно прется от Гайдна. В десять лет он решил теорему Ферма, в одиннадцать вылечил крыло у пятисотой вороны, в тринадцать убедительно доказал, что Карлос Кастанеда стырил свое учение у Франсуа Рабле, в пятнадцать закончил пятый университет и выиграл всемирный конкурс «Молодая Надежда Человечества».

И вот, к двадцати пяти годам, он решил, что подготовительный период закончен и пора переходить к своей основной миссии.
Тогда он подошел твердым шагом к первому попавшемуся в парке родителю, чей ребенок нарушал тишину, и сказал:
- Вы вообще в курсе, что вы неправильно воспитываете ребенка? Вот я в его время...
Родитель с завистью выслушал Великого, записал все его советы, поблагодарил его за Свет Истины, попенял на отбившегося от рук сына, признал свою вину и попрощался.
- Кто это был? – спросила отходившая ненадолго родительница, глядя вслед Великому.
- Да так... – пожал плечами родитель. – Дебил какой-то.

Юстас - Алексу.

Алена - девушка, которая наконец-то пришла хоть к какому-то возрасту, несмотря на все мои старания удушить ее шарфом по дороге в детский сад.

То есть, без злого, конечно, умысла. Просто я уже опаздываю в школу, а эта девушка ноги переставляет в степенном таком ритме.

Что при этом делает нормальный пацан? Правильно, хватает за шарф и тащит. В садик мы успевали, ага. Правда одна из нас чуть посиневшей, но все таки.

Девушка, как все видим, подросла и размножилась:


Ногами теперь переставляет нормально, хоть и лениво.

Если учесть характер и язык наш, то бишь меня и моего брата Александра - можно с уверенностью утверждать, что детство у человека было крайне нелегким и можно засчитать первые четырнадцать лет из расчета год за три. Или даже за пять.

И, с другой стороны, легким. Потому как слова кривого никто из посторонних ей сказать не мог. Потому как мы с Саней, за такие поползновения на наши привелегии (слово кривое ж только мы могли. Родители и не осмеливались даже младшенькой сказать что-то неприятное), могли моментально убить. То есть, то ли нас боялись, то ли Алена не вызывала желания ей нахамить, но факт остается фактом.

В моменты, когда она стучала на нас в несознательном 4-5-летнем возрасте(нет пацанов о которых нечего сказать маме каждый день), сложно было представить, что из этого мелкого диктофона вырастет человек, которому я однозначно могу доверить все на свете. И за которого по-прежнему прибью не задумываясь, ежели чего.


Дорогая Алена, сестричка ты моя родная и лыж юзер uzun81, поздравляю тебя с наступившей уже старостью. Пусть она будет обеспеченной. Хотел скрыть твой возраст, но ты своим ником не оставила никаких шансов.

Целую крепко,
твой старший брат,
Сережа.

ЗЫ. Тут одна неугомонная женщина просила тебе поклониться два раза. Кланяюсь три. Четное нельзя, говорят. Так этой женщине и передай.

Зы2. Понятное дело, что когда брат родную сестру череж ЖЖ поздравляет - это несколько странно. Я утром еще поздравил. Я просто вам сестру показываю с племянницей.

Принцип Усреднения

- Мне скучно, Робот. И спать не хочется. Расскажи сказку? – попросил Ребенок.
- Хорошо. – согласился Робот. – Я расскажу тебе о Коллективном Разуме.
- О! – обрадовался Ребенок. – Мне нравится эта история.
- Когда-то давно один изобретатель задумался – можно ли заставить два человеческих мозга работать как одно целое. Не обычный мозговой штурм, а полное подчинение мозга одной задаче. Тогда появился Шлем и аппарат суммирования. В самый первый раз изобретатель и его жена надели шлемы и ничего не произошло. Они не помнили ничего, пока таймер аппарата не отключил объединение. Проблема ввода вывода. Объединенный мозг не знал над чем надо работать. И решение как-то должно было передаться участникам суммирования.
- Записи! – хихикнул Ребенок.
- Записи. – согласился Робот. – Сначала записывали вопросы, которые автоматически проигрывались общему мозгу. Затем записывались ответы. Причем оказалось, что ответы произносятся участниками объединения. Хором. Тогда началась Эра Коллективных Решений. В любой семье, на любом предприятии люди надевали шлемы и пытались что-то решить. Что угодно – от стратегического планирования, до цвета обивки дивана. И решение всегда устраивало всех участников обсуждения. Во всех науках случился прорыв. Объединяясь для обсуждения, ученые совершили какое-то неимоверное количество открытий. Муниципальные советы, парламенты – все пользовались Коллективным Решением и это было во благо.
- Они думали честно? - спросил Ребенок.
- Они просто думали. И решение получалось общим. В той или иной степени устраивающее всех. На фоне общей эйфории, заявление Ученого о Принципе Усреднения было воспринято в штыки. Еще бы, он говорил о том, что Коллективное решение на самом деле является не самым умным решением. Он говорил, что из сотни обсуждающих - десять гораздо умнее остальных и эта десятка смогла бы прийти к лучшему решению, чем решение принятое всей сотней. Но Коллективным Решением принцип усреднения был назван ложным и оскорбительным. Оскорбительным для большей половины обсуждающих.
- Для дураков? - засмеялся ребенок.
- Для тех, кто не входил в десятку умных. – уклонился от прямого ответа Робот. – Эра Коллективного Решения все больше и больше вступала в права. Принцип Усреднения все чаще и чаще подтверждался. Всенародным решением был принят билль о квотах в парламенте для выпускников профессионально-технических училищ. Процесс «народ против шампуней», запрет на роскошь, наказания плетью – всего лишь несколько из Коллективных Решений в рамках одной страны. И вот однажды решили провести всепланетный референдум о выводе общей морали. Газеты пестрели заголовками «Новая эра», «Мир решит как жить дальше», «Одна общая религия», «Торжество демократии». Подразумевалась обязательное участие всех жителей планеты. И в назначенный день все население планеты надело Шлемы и сформировало один общий коллективный мозг, которому был задан всего один вопрос: «Как жить дальше?». На решение отводилось двадцать минут. И через двадцать минут люди услышали Коллективное Решение всей планеты. Мир сказал...
- Ну? – взвизгнул ребенок. – Ненавижу тебя за такие паузы! Не тяни!
- Мир сказал «ыыыыыы. Клево!» - закончил Робот.
- Хахахаха! – засмеялся ребенок. – Бедные, глупые люди.
- А с чем ты не согласен?– спросил Робот. – Разве ты не хотел бы жить клево?


Оригинал этой записи находится на Frumich.com