November 20th, 2007

Очередь

- Больше двух в одни руки не отпускаем! – закричали от прилавка.
- Офигели там все! Не старый режим! – возмутилась ядовитая старушка.
- Снабжение ни к черту! – сплюнул мужик восточного типа. – А еще мегаполис...
- Понаехало всяких – вот и не хватает. – плюнула ядом старушка. – Сидели бы у себя – всем бы всего хватало.
- Я, между прочим, не помню чтоб вы здесь занимали. – подчеркнуто вежливо сказал мужчина. – Вы за кем стоите, а?
- Как... Не вииидел он..- задохнулась старушка. – Да я за тобой занимала сразу. Спрашивала еще. По-русски спрашивала, наверное, вот ты и не понял.
- Не знаю. – пожал плечами мужчина и показал на другую обычную бабушку. – За мной вооон та красавица занимала. А вас я не помню.
- Вот именно! – подхватила другая обычная бабушка, которой забрезжила перспектива перейти человек на 15 вперед– Я занимала, за мужчиной. А вас не стояло.
- Глаза твои бесстыжие! – взорвалась ядовитая старушка. – Что ж там стоишь, а? Занимала здесь, а стоишь там аж? А?
- Где хочу, там и стою, хамка! – отрезала обычная бабушка. – Остановилась со знакомой поболтать. Вот с ней вот?
И показала на девушку лет двадцати.
- Со мной? – изумилась девушка и спохватилась. – Ну да! Уже и поговорить нельзя? Я ей внучка может!
- Так что ж ты, голуба, дома бабушку не навещаешь, а в магазине только?! – не сдавала позиций ядовитая старушка. – Как услышали, что больше двух не отпускают – так всей семьей стали в очередь? Саранча прям, а не семья. Надо было одеться сперва не как проститутка, а потом в магазин приходить. Тут, между прочим, общественное место и дети!
- А не твое дело! Юбки она измеряет. Сама-то небось такую надеть не сможешь, вот и плюешься ядом. – сорвалась на крик девушка. – А в очередь... Имеем право. Без очереди зато не лезем. Не то что некоторые - БЕССТЫЖИЕ!!!
- Это я-то бесстыжая?! – обиделась ядовитая бабушка.
- А кто еще? – ехидно подхватило обычная бабушка. – К молодым приезжим мужикам кто по очередям притирается, а? А самой, небось, сто лет еще до перестройки стукнуло! Бессовестная!
- Точно, точно! Прижималась! – сказал мужчина. – Безо всякой эротики прижималась...
- Понятно? Безо всякой эротики! – подняла палец ядовитая старушка.
- Точно-точно! Без нее. – утвердительно кивнул мужик. – Просто кошелек украсть хотела. Карманница она, наверное.
- Ах так?! – возмутилась ядовитая старушка и закричала пронзительно. – Ну держись!!Держи вора! Стоит такой и в сумку лезет!! А те две ему помогают! Шайка их тут целая!!
Очередь заволновалась, послышался сдавленный мат, восточного мужчину пытались задержать...
- Больше одного в одни руки не отпускаем!! – закричали от прилавка.
- Офигели там все! Не старый режим! – возмутилась ядовитая старушка...
- Снабжение ни к черту! – выплюнул еще один зуб мужик восточного типа. – А еще мегаполис...

Ремайндер

Кстати,
Милые восточные поэты и поэтессы!
Не хотелось себе создавать лишней работы, но, как честный человек, обязан предупредить что

До конца конкурса хокку о будущем

( http://community.livejournal.com/i_future/69944.html )

где подарят 20 робопсов поэзии, осталось всего ничего часов.

То бишь, работы принимаются до 18-00 по Московскому времени.

То бишь достаточно времени, чтоб написать еще кучу работ, чтобы вышло забавно, про будущее и к тому же хокку.
Как вы с этим будете справляться - я ума не приложу.

Осада

- Открыываааай! Ну пожааалуйста, а? Ну что вам стоиит, а? – донеслись вопли осаждающих. – Ну чего там закрылись, как сволочи, и не пускаете никого, а?
- Я не могу больше! – заплакал Командир Стражи. – Я открою ворота. Это невозможно. Полтора года уже ведь вой этот.
- Ааааа. Вам там хорошо. – усилили натиск с той стороны стены. – А нам тут жрать нечего и вообще скучнооо. Полгода уже в карты дуемся. Понимаете вы там?! Полгода - в карты! Вы понимаете, что мы тут все отыгрались давным-давно и при своих остались? По пять раз уже!
- Надо же защищаться! – закричал командир стражи.
Он вскочил на крепостную стену и твердо сказал в рупор:
- Так!!! А ну-ка уходите домой. Сил вас терпеть нет уже! Чего расселись тут? Вам же сказано, что вас не пустят. Чего сидите, а? Полтора года сидите уже. Пора уже понять, что вам не откроют!
- Ты смотри... Сам такой красивый и на нас орет. Чего нас терпеть – мы никого не трогаем! Мы тут слабые, больные. Нам жрать нечего. А они там, небось, мясо жрут. А на нас орут еще. Бессовестные! – закричали снизу. – Мы повторяем – либо вы открываете ворота и сдаете нам крепость, либо мы никуда не уйдем!
- Вы проклятые богами идиоты! – закричал командир. – Вы сидите тут уже полтора года! Идите по домам!
- Еще обзывается. Конечно... Красивые доспехи на нем. На стене он. А все кто ниже – сразу идиоты.. – заныли снизу. – Нет чтоб дверь открыть. У нас и оружия-то нету. Мы мирные люди.
- Вы идиоты! – громко зашептал командир. – Я вам уже в тысячный раз говорю – мне поручено охранять только эти ворота и эту стену. Всех остальных стен вокруг Крепости нет. И ров там засыпан пятьдесят лет назад. И стражи там никакой. Вы понимаете? Ни-ка-кой опасности. Вы обходите стену и вы в Крепости. Ну чего вы тут сидите уже полтора года, а? Вы давно бы уже были в Крепости.
Collapse )

Красношарый

По поводу
http://integrum.ru/about/news/detail.php?ID=2185
http://goblin-gaga.livejournal.com/1246593.html#cutid1

Продолжение.

Начало

Collapse )

Новехонький шарик мониторинга украшал собой почетное место – на телевизоре.
- Вот! А ты боялся! – нарочито бодро выдохнула жена Семена Игоревича. – Он зеленый!
- Что ты меня утешаешь, а? – не согласился новоиспеченный шариковладелец. – Он какой-то бурый скорее. Невзрачный. Скорей даже красный, чем зеленый. Позвонить, что ли, и вернуть, может?
- Не надо. Он же упоминания мониторит. С чего бы ему быть зеленым? Кто о тебе вспоминает-то? – возразила жена. – Дай время.
- Угу. Никто значит не вспоминает, да? – насупился Семен Игоревич и забурчал. – Дожили, а....
- Я о тебе как о муже думаю, а не как о бизнесмене. – попыталась выкрутиться супруга.
- Значит, как бизнесмен, я в твоих глазах не состоялся, да? – угрюмо спросил глава семьи. – Вот такое, значит, неверие, да?
- Ну почему... – заюлила супруга. – Я верю в тебя. У тебя все получится. Просто пока трудности... немножечко...
- Не верю! – сказал Станиславский, который пробудился в Семене Игоревиче, после взгляда на шар мониторинга. – Он еще больше покраснел!
- Тебе нужен оккулист! Он такой же как был! – перешла в активное наступление жена. – Ой нет. Покраснел таки.
- Вооот! Вот что значит, бизнесмена упрекнуть в том, что он даже в цветах не разбирается! Вот. Никакой поддержки в собственном доме. – завел привычную волынку Семен Игоревич. – Гробим бизнес мужа на его же глазах.
- Ой, Сеня! Он сильнее краснеет! – ойкнула жена и показала на шарик. - Тебе-то точно нельзя о нем плохо отзываться.
- Эмм. Э... Ага! Сейчас! – с таинственным видом Семен Игоревич набрал телефонный номер. – Алло, Иван Палыч?
- Ты позвонил папе? С ума сошел? – удивилась жена.
- Иван Палыч, вот ты мне как мужик мужику скажи – что ты думаешь о моем бизнесе и обо мне? Как тесть зятю! Ну? – спросил бодрым голосом Семен Игоревич.
Иван Палыч в телефоне рявкнул что-то громкое и трескучее и повесил трубку. Шарик на телевизоре густо покраснел.
- Эээ. Что это с ним? – смутился Семен Игоревич.
- Он покраснел. – пояснила жена.
- Как же.. Покраснеет твой папа. Ага. – пробурчал хозяин. – Что это он взъелся, а? Вроде одобрял всегда...
- Не папа покраснел, а шарик покраснел! Ты на часы смотрел? – спросила супруга. – Вот глянь который час и подумай - как бы ты сам ответил на свой идиотский вопрос.
- А.. Да. Поздно. – начал зевать Семен Игоревич. – Давай спать, а? Завтра Иван Палычу позвоним... О, погоди! Так он же, на самом деле, не думает обо мне так? Верно ведь?
- Ну да. – кивнула жена. – Он очень тебя уважает. Просто ты разбудил..
- Не сбивай меня! – перебил Семен Игоревич. – А ну-ка скажи, что мои гелевые ручки лучше всех остальных ручек?
- А они лучше? – спросила супруга.
- Не исключено! Но точно не знаю. Но ты скажи.
- Твои ручки гелевые лучше всех остальных ручек. – шепнула жена.
- Гмм. Нет успеха.. Ты громче скажи.
- Твои...
- Громче! – сказал Семен Игоревич. – Упоминание должно быть замеченным!
- Твои гелевые ручки лучше всех остальных гелевых ручек! – неожиданно гаркнула жена таким зычным басом, что Семен Игоревич от неожиданности присел.
- Смотри как он позеленел! У меня все в порядке! – закричал радостно Семен Игоревич. – Вот это упоминание! Вот это я понимаю!
- Сейчас я к вам зайду и догадайтесь куда я вам засуну ваши паршивые, никому не нужные ручки! – закричал разбуженный шумом сосед.
- Он опять покраснел. – поник Семен Игоревич и сказал. – Идем спать. Завтра чего-нибудь придумаем.
- Ты иди. Ложись. – задумчиво сказала жена. – Я чаю пока попью.. Не жди. Спокойной ночи.......
.....
- Доброе утро, родная! – поприветствовал с утра супругу Семен Игоревич. – Давай-ка позавтракаем, а потом я подумаю как сделать позеленее.... Ой. А что случилось? Он зеленый, как одежда Святого Патрика? Что было.
- Маркетинг. Агрессивный маркетинг! – пояснила жена.
- А? – не понял Семен Игоревич.
- Бэ! Я сегодня бабушкам соседкам по две ручки подарила и по блокнотику. Дескать, от тебя подарок. – захихикала жена. – Они уже второй час всем рассказывают, какой ты замечательный человек и бизнесмен. И какие у тебя ручки и блокноты замечательные.
- Но ты отдала последние, наверное! У меня больше нет блок...- возмутился было Семен Игоревич.
- Тсссс! – зашипела жена. – Аккуратней теперь. Есть у тебя блокноты. А если закончились – надо просто заказать еще.
- И никаких проблем с этим нет. – крикнули они в сторону телевизора.