August 2nd, 2007

лытдыбр

Странная штука ЖЖ. И странности усугубляются. Ага-ага.
ЖЖистов можно по всякому узнать.

На улице как-то слышал:
- СУПа на тебя нет!
Сперва подумал, что кто-то кого-то первого блюда лишил, но так как второй заржал радостно (а радоваться по поводу лишения первого блюда глупо, я считаю) подумал, что это наши люди. Про СУП шутят.

То что тексты, знакомых мне по ЖЖ людей, в аську шлют – это тоже понятно. Я тогда щеки надуваю и говорю – Афтар этого поста – такой-то и такой-то. Знаком лично, дескать.
- Фигассе – удивляются люди и начинают меня уважать всяко. Дескать во каких людей знает.

Многих можно узнать на улице по юзерпикам. Например, nebodya, koka72 или Маша emve

Опять же можно узнать по другим признакам. Если, допустим, стоят два человека и один другого поучает:
- Если она говорит тебе, что покажет замечательное местечко с пивом, узнай заранее название, как туда пройти и отведи ее. Она сама дороги туда не найдет никогда. Далее, если она сказала у одного выхода из метро – смело иди в другой. Она там тебя будет ждать.
Процентов 95 вероятности, что они говорят о prosvetj
Итд, как говорится, итп. То там, то тут в разговорах - Рыков, Носик, Гоблин-Гага.

К этому всему я уж привык и воспринимаю как должное. Но сегодня вот случилось – из ряда вон выходящее.

Скидывают мне ссылку на Сплетников . Дескать, глянь чего появилось. Я глянул, конечно.

И вдруг вижу Фото .

И с возмущением таким в аську:
- Это же nimcheg. Не стыдно им фотки тырить!

А потом задумался.
Я ведь в жизни Нимку не видел, в лицо бы не узнал ни в жисть.. А тут – видишь как..
Ельфик, даже не знаю как тебе одеться, чтоб я тебя сразу узнал.

Мебельная сказка

       Жила была семья стульев. Крепкая, мебельная семья. Михаил Степаныч Стул, Анастасия Федоровна Стул и сын их оболтус – Сенечка. Оболтус, потому как маленький и постоянно валялся где попало. А попадало обычно – под ногами у хозяев. Наткнется кто – выругается всенепременно, да к стенке Сенечку поставит. Не в смысле расстрела, а чтоб с дороги убрать. И поделом – нет чтоб, как отец с матерью, степенно у стола стоять.
       Мир у стульев обычно не ограничен одной комнатой, но в нашем случае, стулья редко бывали в соседних, в силу строгих порядков хозяев. Кочевые табуретки рассказывали, что в соседней комнате живут кровати, а во дворе так вообще - просторы необозримые. Но Михаил Степаныч высмеивал их всяко и не верил. Табуреткам вообще мало кто верит, несмотря на всю их полезность. Потому что у них спинки нет и на них нередко ногами становятся.
       Как-то вечером семья стульев наслаждалась покоем и разговаривали о том, о сем.
       Михаил Степаныч, шутки ради, пугал Анастасию Федоровну жучками-древоедами и термитами. Анастасия Федоровна пугалась очень и скрипела уморительно. Сенечка со смеху валялся по полу.

- Добрый вечер! – заглянул в комнату Дракон – Можно к вам?
- Нельзя! – сурово отрезал Михаил Степаныч – Вон идите отсюда. И немедленно.
- Злые вы. Приходишь к ним, а дома и нет никого. Поужинать.. кха-кха.. поговорить не с кем! – поцыкал зубом Дракон и ушел огорченно доедать группу народных героев, которые вчера пытались избавить регион от Дракона.
- Что ж ты, в самом-то деле, а? – неодобрила Анастасия Федоровна – Как-то не по-мебельному даже. Ни за что животное обидел.
- А нечего! – пояснил Михаил Степаныч – Спасу нет уже от них. Развелось их уже, как микробов под крышкой унитаза. Что ни сказка – Дракон. Обязательно и всенепременно – Дракон. И с ними эльфы, орки, рыцари и тролли. И все с оружием, всенепременно. Соберутся и давай биться насмерть. А дамы им платочками машут. С балкона причем. Чепчики швыряют.
Collapse )