July 3rd, 2007

Обращение

Кишиневцы, и гости столицы.

Вновь, у памятника молдавским деньгам, будет стоять престарелый юноша в форме тинейджера.

Но это кажущаяся простота. На деле - это Величайший Писатель Молдавии Владимир Л.
Насмотря на сандалии поверх носков и серьгу.

И заниматься этот человек будет, как ни странно, не поножовщиной, не попытками в прыжке поцеловать памятник Штефану Чел Маре и даже не декламацией своих отвратительных стихов, написанных еще в школе, а вполне богоугодным делом - Помощью детям. Поэтому можно приходить без опасений.

Здесь Владимир Л. подробнее обо всем расскажет и с радостью ответит на все коменты.

Крик

Крик родился ранним вечером, когда все уже вернулись с работы, но ужин еще не готов, а по телевизору идет какая-то многосерийная фигня.
Крик был качественным - хриплым, до безумия тоскливым, ужасающим. В крике было все – горечь потери, безумие, боль, страдание, бессилие. Крик летел над городом, стучась в окна благополучных семей, приходил к ужину одиноких, врывался в комнаты влюбленных пар.
- Что это, а? – спросила она – Страшно.
- Напился кто-то.- пожал плечами он, набирая воды в чайник – Вот и страдает.
- Может случилось что-то? – не унималась она – Так кричать просто так не будут.
- Может и случилось. – равнодушно бросил он и поставил чайник на плиту – Всегда у кого-то что-то случается.
- Тебе не страшно?
- Почему мне должно быть страшно? – хмыкнул он – У какого-то лузера что-то случилось – я-то причем?
- Да ты послушай! Неужели тебе не страшно? Это же вой, а не крик.
- Покричат – перестанут. – отрезал он и закрыл окна.
Крик, сквозь закрытые окна, долетал в виде протяжного стона. Как будто кто-то в квартире разучился беззвучно дышать и на выдохе однозвучно рассказывал о том, что все плохо.
Collapse )