November 7th, 2005

День 7-го ноября - красный день какой-то, бля!!!!

Ильич влез на броневик, снял кепочку, заложил большой палец правой руки за жилетку и заорал:

- Дорогие товарищи пролетарии, солдаты и матросы!!! Вы чего наделали, аа ?!

- Ураааа!! - на всякий случай закричали пролетарии.

- Свершилось! Торжество справедливости над разумом! Эта проститутка Керенский бежал в своем рабочем костюме! Дальше - больше! Каждому - по кубометру дров! Кадеты - это не военная сила, а отстойные немецкие машины! Поздравляю! Мы каждую кухарку научим профицировать бюджет!! Даешь восьмичасовой рабочий день, оплату сверхурочных, тринадцатую и почетную грамоту! Упс... Мильпардон, об этом позже! Будет трудно! А было легко?! Человеческое отношение! Кто был ничем - тот стал никем! Опа! А трудовые крестьяне-то не знают! Надо сказать. И на трудодень всем! От каждого по способностям, каждому по нанесенному ущербу! Сегодня призрак Карла Маркса по Европе с песнями и плясками ходит! Чего и вам желаем! Хлеб по фотокарточкам! В полный рост и без одежды - двойная порция! Решим для женщины Востока проблему жирной посуды - продлим Рамадан на год! Шаг вперед и два назад! Разворот и реверанц! Достанем гордо из широких штанин и можно будет перекурить! Всем остальным - выпить водки и разойтись! Придумать жест в ответ на ультиматум лорда Керзона! Фигу не предлагать - это мягко! Пятилетку - в три года! Среднее образование - средний показатель! Лампочку Ильича если в пасть всунуть - обратно не выйдет! В отдельно взятой стране - отдельно взятые женщины! Всем ура, привет и мучас грасияс! Отнесем бревно в спортзал! Всем спасибо!

Пролетарии мало чего понимали в большой политике, пили водку и радовались - Мол, вот оно - пришло наше время.

(no subject)

Как мы были активистами. Этапы трудного пути.

Седьмое ноября 87-го года. Это некоторые думают – выходной был и прочее. У нас с Виталем это был день напряженного труда.

Дело в том, что в Гагаузских реалиях, празднование Дня Октябрьской Революции напрямую пересекалось с праздником Касым – формальное начало зимы. В этот день, по идее, каждый уважающий себя гагауз должен был забить барашка. Чтоб зима была легкой. Справедливости ради стоит заметить, что Касым (День св. Дмитрия) празднуется 8-го ноября. Но, в годы соцреализма, никто же не давал на 8-е число выходной. Посему празднество Касыма автоматически начиналось 7-го числа. Поэтому, если праздничный митинг не начинался хотя бы к 11 утра, он уже не собирал кворума даже под страхом положить партбилет на стол. Трудящиеся к обеду отказывались слушать пламенные революционные речи, а предпочитали пить мелкобуржуазное вино в собственных подвалах или есть крупнобуржуазный шашлык в лесу. Если погода позволяла, конечно. Ну да это все - отступления.

Мы с Виталем были сильно заняты с самого утра 7-го ноября. Я, как ответственный за редколлегию, подкрашивал прошлогодние транспаранты с «Да здравствует Великая Октябрьская Революция» и прочие. Транспаранты должны были придать всей нашей шпане из Казаклийской Очень Средней Школы №1 праздничный и благодарный всем революционерам вид. Честь нести транспарант была также и символом того, что носитель транспаранта лоханулся и потерял возможность слинять домой прямо после митинга. Так как транспарант надо вернуть в школу для будущих поколений транспарантоносителей. Так что я помимо подкрашивания транспарантов имел еще небольшой бизнес – за пару-тройку сигарет(угу. Курящий был уже) освобождал от чести нести украшения. В общем занят был.
Collapse )

Извечная тема носков.

- Хмырев, почему ты не способен донести свои грязные носки до стиральной машины, а бросаешь их где попало? – хмуро спросила жена у Хмырева
- хыыы. Заседание женской ячейки было сегодня? – поинтересовался Хмырев
- Какая разница что у нас было?! Я тебе вопрос задала!! Неужели так трудно донести носки до стиралки??!!
- Отвечаю. Потому что донесение моих носков до стиралки чревато новым витком гендерной напряженности в семье. Ты ж начнешь скандалить – «Почему ты, Хмырев, не способен включить стиралку?», а потом «Почему ты, Хмырев, не способен вывесить постиранное?», а потом «Почему ты, Хмырев, не сказал, что бросил свои черные носки в стиралку? Они теперь на белое белье полиняли!!».
- Ой...
- Не перебивай меня! Потому, что спрятанные в стиралке носки, никак не смогут мне напомнить о том, что надо бы постирать. В отличии от аккуратно брощенных под кроватью грязных. Ибо когда я , по просьбе активистки женского движения ползаю с пылесосом под кроватью и натыкаюсь там на кучу грязных носков , я отношу их в стиралку и более того – включаю этот агрегат.
- И просишь меня...
- Да!! И прошу тебя проследить за стиркой. Тем более, что прослеживание за стиркой заключается в наблюдении за таймером стиралки.
- А потом я вывешиваю...
- На натянутые мною веревки ты вывешиваешь купленные мною носки, выстиранные и выжатые купленной мною машинкой. Да! Машинку установил тоже я. И мастера вызваю тоже я. И плачу ему тоже я.
- А я по-твоему тут....
- И я прошу тебя вывесить стирку, не потому что мне трудно или потому что это не мужское дело, а потому что я стараюсь не давать тебе чувствовать себя иждивенкой. Не даю тебе из равноправного члена ячейки общества превратиться в красивый, но бесполезный декоративный атрибут моей жизни, требующий усиленного ухода!
- Хмырев!!!
- Ибо если мы, мужчины, начнем стирать, готовить, убирать, замечать отсутствие туалетной бумаги, приходить вовремя и трезвыми, прекратим отрыгиваться, пукать, почесываться, пить пиво и смотреть футбол - это будет означать крах всего феминистического движения! Мы отберем у вас, женщин, все темы для разговора! О чем будет следующее заседание твоего женсовета??
- Хмырев, сколько пива ты сегодня выпил?
- Пять кружек! – победоносно произнес Хмырев – Не для себя старался, между прочим. Старался, чтоб тебе было о чем кричать на следующем вашем заседании феминисток. И знаю, между прочим, что никакой благодарности от тебя не дождусь! Хотя, в принципе, могу принять благодарность в виде ужина.
- У меня нет слов..
- А ужин у тебя есть, феминистка?
- Хмырев, ну почему? Почему я не могу с тобой ругаться? Идем ужинать, демагог.