October 31st, 2005

Удивительное рядом.

У слесаря Жукова родился сын. Все бы ничего, да только жена Жукова думала, что первенец ее – странный какой-то. Отказывалась в руки брать его.
- Да ты посмотри, какой красивый!! – убеждал плачушую роженицу Жуков – В рубашке родился!
- Если бы в рубашке – плакала жена – Во френче же он родился. И усатый! И с трубкой в руках!! – зашлась она в истерике.
Ребенок перестал кряхтеть и мявкать, как положено всем новорожденным, и вдруг заговорил:
- Таварищь Жюкав, успакойте, пажялуста, жэншыну. А то, когда я пытаюсь с ней разумно разговаривать, она в обморок падает. Так же как вы сейчас...

В общем, в скором времени счастливые родители привыкли к поразительному сходству ребенка с отцом народов. А чего бы не привыкнуть? Ну похож, ну усатый, ну трубку курит. А прохожим какая радость была видеть, как идет слесарь Жуков по направлению к детсаду, а за ним карапуз усатый во френче с трубкой в руках семенит и кричит «Таварищь Жюков, подождите пожалуйста!!».

В садике нянечка старенькая смотрела на необычного ребенка, ахала и, на всякий случай, ежеутренне благодарила мальчика за ее счастливое, нянечкино детство. Неначитанная была, новостей не смотрела – не знала, что детство ее было не счастливым, а наоборот – напрочь украденное Режимом.
А дети мальчика не дразнили вовсе. Откуда им было знать про Сталина и прочую историю? Они все норовили его за усы подергать. А он их за это трубкой бил – бух! трубкой по голове, а из трубки - искры веером. Чисто салют!! А детишкам чего для радости еще надо?
А мальчик садик не любил очень. Ему в помещении детсада курить трубку не разрешали. Только во время прогулки. Воспитательница Роза Моисеевна так и говорила:
- Это моя подленькая, но приятная месть тому человеку на кого ты похож.
Мальчик обижался очень. Он-то не был виноват в сходстве своем. Но не плакал, а покачивал головой и говорил :
- Нехорошо, нехорошо, Роза Моисеевна. У нас человек за поступки того человека , на которого похож, не отвечает. Вот вырасту – буду беспощадно бороться с этим.
Роза Моисеевна вздрагивала, шептала про себя «Не приведи Господь дожить» и оправдывалась :
- Я же могла бы и на участке запретить курить. А я ничего – разрешаю...
В общем, нормально жилось мальчику. Уважали его и побаивались почему-то. Даже ветеран войны и труда по фамилии Петров, который бил детей палкой за то что они ему огородик вытаптывают и вишню обрывают, робел как-то:
- Вроде как и понимаю, что просто похож ребенок, а по шеям дать – рука не поднимается. Боязно..

Только слесарь Жуков с женой недоумевали – где же мальчик «Герцоговину Флор» покупает? Нет ведь ее в продаже от когда. Не продается вовсе в городе у них.

А потом мальчик вырос, поехал в Москву и, совершенно случайно, встретился в аэропорту с Новодворской. Но это уже совсем другая история, которая называется «Отчего Новодворская начала заикаться даже когда молчит?»

Остров покушений.

Я в субботу кланцая по каналам, опять-таки нарвался на то ли третий, то ли четвертый по счету выпуск супа-мега-реалити-шоу «Остров Искушений». Там сюжеты растут не по дням а по секундам. А поскольку дар предвидения у меня отсутствует напрочь, мне живенько представился выпуск № 39:

Ведущий дальнобойщик страны ведет передачу и девчонкам на совете говорит:
- Ну привет, девчонки! Как оно – ваше ничего?
- Ничего - наше ничего. – шутят девчонки – Ты давай быстрей говори чего хотел сказать, а то нас там в отеле наши проклятые искусители ждут. Нам тут не болтать с тобой надо, а идти в поте всех органов противостоять искушениям надо.
- Ну дык это..- фигеет ведущий – Я ж вам хоум видео про ваших любимых пацанов
принес зазырить!
- Каких любимых? – не понимают девчонки
- Ну этих.. Пацанов ваших. Ну с которыми вы сюда приехали.. Миша там, Динис еще...
- Аааа. - вспоминают девчонки – Ты про этих сейчас? Ну как они там? Как наши зайки там без нас? Давай диски пазырим.
Все четверо наблюдают хардкор порно с участием пацанов.
- А этот вроде ниче пацан – говорит черненькая – Симпатичный.
- Ты чего – дура? Это же твой пацан.
- Дааа? Тота я смотрю – он мне как-то нравится.
- Ну чего, девчонки? – спрашивает дальнобойщик – Как впечатления?
Дальше девчонки делают встревоженное лицо и говорят по очереди:
- Ну в общем, мне порнушку тут показали с моим пацаном в главной активной роли. Но это же ничего не значит. Потому, что если бы он занимался этим и не думал обо мне – это была бы Измена. А так он думает про меня все время. Значит он мне верен. То есть никакого искушения не состоялось. А еще у него лицо нещастное. Потому что он страдает без меня. А теперь всем адью – я пойду гляну чего там мои искусители придумали новенького на вечер. Мы планируем невинно забацать групповушку перед камерами. Я это делаю для моего любимого.. как бишь его там зовут...Миши-Васи-Пети..

Дальнобойщик делает умное лицо и говорит:
- Ну что ж... Никто не искушается совсем. Ну что ты будешь делать, а? Встретимся через неделю.

Прелюдии.

- А сегодня я буду неправ. – Хмырев был мрачен.

- В какой смысле? – не поняла жена.

- В буквальном. Приду на работу, мне друзья – «Привет, Хмырев!». А я им – «Привет, ребята». А они мне руку тянут – обряд рукопожатия осуществить. А я им руку не подам. А они спросят – «Что эт ты нам руку не подашь?». А я им – «Не могу я вам руку подать.». Они сначала будут спрашивать не умер ли кто у меня. Я скажу – не умер у меня никто. Они тогда начнут думать с чего это я им руки не подал. Начнут думать, что я зазнался отчего-то. Коситься будут на меня и бурчать чего-то. Колька скажет, что я в лотерею выиграл и теперь выставляться не хочу. Колька он гад еще тот – чего-нибудь придумает, а потом сам начинает верить в выдумки свои. И все поверят. И начнут между собой рассуждать – вот, мол, деньги как человека портят. Уже и за руку зазорно поздороваться. До мастера дойдет. Тот подойдет, за плечи обнимет и начнет уговаривать, что деньги грязь, а дружба это навсегда. Потом все начнут у меня денег взаймы просить, а я им объяснять, что нет у меня денег. А не поверят они и будут плохо про меня думать. Жлоб, скажут. И вот так вот – слово за слово к вечеру уважать меня не будут. Может и морду набьют ни за что, ни про что.. – Хмырев всхлипнул.

- Ну так , а чего ж ты им руки-то не подашь? Не понимаю я тебя, Хмырев. Знаешь ведь, что плохо кончится, а руку все равно не подашь. Подал бы руку друзьям и ничего такого не будет.

- Так ведь, не смогу я им руку подать. Даже если захочу – не смогу. У меня руки будут заняты.

- Чем это твои руки будут заняты, Хмырев?

- Штаны я свои держать буду!!!! Потому что пуговицы у меня нет там! Вчера еще оторвалась, когда раздевался!! Говорил же – пришей! Так нет же. Специально небось не пришила, чтоб я уважение потерял?

- Тьфу! Забыла я, Хмырев, совсем. Давай я по-быстрому пришью.

- Давай. Спаси меня от остракизма общества!